1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Козьи горы

Козья гора. Церковь Покрова Пресвятой Богородицы.

Еще одним источником по истории Козьегорской церкви являются семейные воспоминания Михаила Кузьмича Михеева «Отец Иоанн Кронштадтский и род Михеевых», опубликованные в церковно-историческом альманахе «Кронштадтский пастырь», выпуск II (Издат-во «Отчий дом», М., 2010), стр. 470-476.

«Я родился в деревне Поречье (ныне Сланцевский район Ленинградской области) в семье, которая берегла память об отце Иоанне Кронштадтском. Он бывал у нас в Санкт-Петербурге, а когда приезжал в 1903 г. освящать Козьегорскую церковь Покрова Пресвятой Богородицы — и в деревне Поречье.

. Знакомство нашей семьи с отцом Иоанном состоялось благодаря моему деду, Елизару Михеичу Михееву, человеку глубоко религиозному, который сам ездил несколько раз в Кронштадт к Батюшке, и, по семейным рассказам отец Иоанн его заметил и приблизил к себе.

. дедушка продолжал владеть усадьбой и обширным хозяйством в Поречье и, будучи человеком состоятельным и богобоязненным, оказывал помощь в сооружении строящейся неподалеку от нашего дома церкви. Основным строителем Козьегорского храма являлся подрядчик по имени Максим (фамилии не помню), высокообразованный и глубоко религиозный человек. Он и похоронен был в часовне у церкви, стены которой сохранились и сейчас (однако вся внутренняя ее часть разграблена). Заботами моего дедушки здесь же, в Поречье, были сооружены церковная сторожка, ограда и вход на кладбище. В 1903 г. при освящении Козьегорской церкви (называющуюся по местечку Козья гора, на расстоянии километра от деревни Поречье) дедушке удалось пригласить отца Иоанна к себе в дом.

Поречье в то время было большим зажиточным селением (более ста дворов), крепко державшим национальные традиции. Разумеется, строительство Козьегорского храма не означает, что крестьяне жили в этих краях без церкви, — была старая деревянная церковь, а в четырех километрах от Козьей горы, в деревне Пенино, был собор, и жители Поречья и всей округи были его прихожанами.

В альманахе не указан точный период написания этих воспоминаний.

Упоминаемый основной строитель Максим, скорее всего — бывший крестьянин Максим Егорович Егоров, разбогатевший на подрядах в Петербурге. Видимо, выбор одного из престолов в честь св. Максима Исповедника, связан со святым покровителем М.Е. Егорова.

Михеев Михаил Кузьмич (род. 1924)– доктор исторических наук, профессор, заслуженный работник высшей школы РФ.

Козьи Горы

Козьи Горы — деревня в Смоленском районе Смоленской области России. Входит в состав Катынского сельского поселения. Население — 6 жителей (2007 год).

Расположена в западной части области в 15 км к западу от Смоленска, в 0,1 км южнее автодороги А141 Орёл — Витебск, на берегу реки Днепр. В 1,5 км северо-западнее деревни расположена железнодорожная станция Катынь на линии Москва — Минск.

История

В годы Великой Отечественной войны деревня была оккупирована гитлеровскими войсками в июле 1941 года, освобождена в сентябре 1943 года. [1]

Примечания

Wikimedia Foundation . 2010 .

Смотреть что такое «Козьи Горы» в других словарях:

Катынский лес — Урочище «Козьи Горы». Аэрофотоснимок сделан 13 октября 1943 года. Вверху шоссе Смоленск Витебск, внизу р. Днепр, немного выше Днепра дача НКВД, на середине дороги, идущей к ней от шоссе через лес поляна с могилами польских … Википедия

Торн (мир) — У этого термина существуют и другие значения, см. Торн. Эта статья или раздел описывает события или факты с точки зрения вымышленного мира. Пожалуйста … Википедия

Катынский расстрел — Координаты: 54°46′24″ с. ш. 31°47′20″ в. д. / 54.773333° с. ш. 31.788889° в. д. … Википедия

Шанина, Роза Егоровна — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Шанина. Роза Егоровна Шанина Роза Шанина c винтовкой Моси … Википедия

Катынское сельское поселение — Страна Россия Статус сельское поселение Входит в Смоленский район … Википедия

Немецкое расследование Катынского дела (1943) — Основная статья: Катынский расстрел Немецкое расследование Катынского дела (1943) расследование немецкими властями убийства польских военнослужащих в Козьих Горах, проведенное в 1943 году. Содержание 1 Обнаружение захоронений … Википедия

Алексеевка (Смоленский район) — У этого термина существуют и другие значения, см. Алексеевка. Деревня Алексеевка Страна РоссияРоссия … Википедия

Будково — Деревня Будково Страна РоссияРоссия … Википедия

Власова Слобода — Деревня Власова Слобода Страна РоссияРоссия … Википедия

Вонлярово (разъезд) — У этого термина существуют и другие значения, см. Вонлярово. Разъезд Вонлярово Страна РоссияРоссия … Википедия

Место преступления

Чекисты начали, как и положено в нормальном уголовном деле, с осмотра места преступления.

Из справки о результатах предварительного расследования так называемого «Катынского дела».

«Местность „Козьи Горы“ расположена в 15 км от Смоленска по шоссе Смоленск — Витебск. С севера она примыкает к шоссе, с юга — подходит вплотную к реке Днепр. Ширина участка от шоссе до Днепра около одного километра. „Козьи Горы“ входят в состав лесного массива, называющегося Катынским лесом и простирающегося от „Козьих Гор“ к западу и востоку. В двух с половиной километрах от „Козьих Гор“ по шоссе к востоку расположена железнодорожная станция Западной железной дороги Гнездово. Далее на восток расположена дачная местность Красный Бор».

Читать еще:  Камышлы куль

Этот факт устанавливается показаниями не шести, как у немцев, а нескольких десятков свидетелей. Как чекисты, так и СК, допрашивая их, совершенно автоматически интересовались: был ли до войны свободный доступ в Козьи Горы? И каждый раз получали один и тот же ответ: да, был, в этом лесу постоянно устраивали гуляния, собирали хворост, грибы, пасли скот, через него ходили на Днепр купаться. Даже территория дачи НКВД, невзирая на «страшную» аббревиатуру, не являлась запретной зоной. (Что, кстати, заставляет усомниться и в том, что здесь проводились расстрелы тридцать седьмого года.)

Одному из участников проводившегося в 2010 году «круглого стола» по катынской проблеме, доктору исторических наук, профессору А. Ю. Плотникову попал в руки путеводитель по Смоленской области 1933 года. Там написано, что это ещё и место отдыха горожан, куда можно доехать аж по целым двум железнодорожным веткам или на автобусе. Более того, недалеко от дачи НКВД на берегу Днепра имелась пристань, куда приходили из Смоленска пассажирские пароходики[12].

Получается, что Смоленское УНКВД в мирное время ухитрилось тайно провести массовые расстрелы в двухстах метрах от шоссе, между станцией и домом отдыха, в окружении множества деревень и хуторов, при постоянно гуляющем по лесу местном населении. Это ведь Смоленская область, а не Кольский полуостров, где можно увести в лес не то что десять, а и все сто тысяч человек, и никто ничего не заметит.

Тем более никто из окрестных жителей не видел ни машин с приговорёнными, ни свежих могил, не слышал выстрелов. Допустим, можно заставить молчать чекистов из дома отдыха — ну а их жёны и дети? Да и крестьяне окрестных деревень, а также следующие по шоссе люди загадочным образом сумели не услышать пальбы в двухстах метрах от дороги и не заметить перекопанных полян. Даже свидетели немецкой стороны ничего не слышали сами, а ссылаются на какие-то гуляющие по деревням слухи.

Если же придерживаться той версии, что поляков казнили в подвале УНКВД — то никто не замечал колонн грузовиков, ежедневно навещавших лес. В один тогдашний грузовичок-полуторку можно было поместить человек 20–25 (на то она и полуторка), стало быть, для захоронения 11 тысяч человек требовалось 450–550 рейсов. Между тем такое паломничество автотранспорта осталось совершенно незамеченным окрестным населением, и столь же незамеченным осталось невыразимое состояние леса после того, как там несколько недель топтались грузовики.

Не говоря уже о том, что и машины надо было откуда-то брать. Даже если расстрелы длились месяц — всё равно получается по двадцать рейсов в день. Живых можно погрузить и выгрузить за 10 минут, но с трупами — возня долгая, тем более что окрестных колхозников на погрузку-разгрузку не привлечёшь, ибо не дрова возят… Кроме того, всё дело надо было обстряпать ночью, потому что днём таскать трупы из подвала в грузовики на виду у всего оперсостава тоже не вполне грамотно, оперсостав же в то время работал не с девяти до пяти, а сколько надо. Стало быть, в распоряжении расстрельщиков оставалось лишь несколько предрассветных часов, так что все эти двадцать машин приходилось задействовать не «челноком», а единовременно. У НКВД, естественно, такого количества грузовиков не было — зачем им столько? — а значит, должна была проводиться мобилизация автотранспорта. У каждой же мобилизованной машины был водитель, которому рот не замажешь, был возмущённый председатель колхоза или завгар — лишних машин в то время в народном хозяйстве не водилось, и мобилизация ни у кого восторга не вызывала. Кстати, в этом случае в лесу надо было вырыть могилы на 11 тысяч человек — а это очень немаленькие ямы. Не чекисты же работали землекопами — на них и так, помимо повседневных дел (а избытка кадров в НКВД в то время как-то не наблюдается), взвалили эту возню с расстрелами.

И ни фига себе секретная операция!

Но и это еще не всё!

Из справки о результатах предварительного расследования так называемого «Катынского дела».

«Ученик ремесленного училища связи Устинов Е. Ф. показал:

„Перед войной в Катынском лесу… находился пионерлагерь Облпромкассы, и я был в этом пионерском лагере до 20 июня 1941 года… Я хорошо помню, что до прихода немцев никаких ограждений в этом районе не было и всем доступ в лес и в то место, где впоследствии немцами демонстрировались раскопки, был совершенно свободный“».

В официальной справке от 3 января 1944 г. за № 17 Смоленский Городской Совет депутатов трудящихся удостоверяет, что:

«…Район Козьих Гор и прилегающих к нему Катынского леса и Красного Бора являлся местом отдыха трудящихся города Смоленска. Местом маёвок и общественных гуляний и никогда, вплоть до захвата города Смоленска немцами (16 июля 1941 г.), не подвергался никаким ограничениям и запретам в смысле передвижения населения по всей указанной территории».

Смоленская областная промстрахкасса в своей справке за № 5 от 5 января 1944 года удостоверяет, что район Козьих Гор и прилегающей к нему местности

«…является местом организации пионерских лагерей, принадлежавших системе Промстрахкассы по Смоленской области».

Как видим, маразм ещё сгущается. Летом 1940 года приехавшие в лагерь детишки совершенно не поинтересовались, что это за длинные холмики выросли неподалёку. И землю не ковыряли, чтобы найти закопанный клад, и не бегали в самоволку посмотреть на покойников. И санитарные врачи, буквально обнюхивавшие каждый метр вокруг мест детского отдыха на предмет возможных увечий и отравлений, не обратили внимания на холмы, под которыми незнамо что зарыто. А может, их всех тоже… того?!

Читать еще:  Деревня серебрянь рязанской области

Как на самом деле НКВД проводил расстрелы в густонаселённых районах СССР, описано в книге, изданной ещё в начале 90-х годов: «Куропаты: следствие продолжается»[13]. Там говорится, что для казней выбрали участок леса гектаров 10–15, недалеко от города, но в не слишком населённом месте, огородили его дощатым забором, обтянутым сверху колючей проволокой. За забором была охрана с собаками. Ничего подобного «катынские» свидетели немцам не рассказывали. Кстати, в Куропатах свидетелей казней нашли не то что спустя пять лет, а даже в 70-е и ещё позднее, в 90-е годы. Все они были в тридцать седьмом ребятишками и, естественно, бегали к этому забору, подглядывали в щёлки, даже пробирались внутрь. Энкаведешники их гоняли — но что толку? Вот рассказ одного из таких свидетелей, Ивана Церлюкевича:

«Днём мы пасли в этом лесу коров, бывало, что ходили около самого забора, но никто нас не прогонял. Любому мальчишке любопытно посмотреть, что там, за забором. Однажды, когда мы пасли с пацанами коров в лесу, я подошёл и вытащил доску из-под ворот, а через образовавшуюся щель влез на территорию… Там увидел, что территория присыпана свежим жёлтым песком, деревьев в этом месте почти не было, рос мелкий кустарник.

Немного поодаль, на горке, я увидел деревянную будку и пошёл к ней. Она была открыта, и я зашёл в неё. Там стоял стол, скамейка. На столе лежала начатая пачка папирос „Эпоха“, на стене висело обмундирование работника НКВД. Больше ничего в будке я не видел. Я вышел из будки на территорию, хотел пойти ещё вглубь, но вдруг откуда-то появился работник НКВД в форме. Он меня поймал, накрутил мне уши и пригрозил, что если ещё раз приду, то убьёт. Когда он меня отпустил, я побежал к воротам и вылез через щель под ними. Больше за забор я лазить не решался, всё-таки страшно было…»

Этот не решался — а другие?

Вот ещё свидетельства из той же книги:

Из воспоминаний С. А. Козич, 1925 г. р.

«С полной уверенностью я не могу назвать время, когда начали расстреливать людей в нашем лесу — может, с 1937 года, может, позже, но хорошо знаю, что было это до войны. Сначала их возили просто в лес, а потом поставили высокий забор. За ним находилась охрана. Я лично видела одного охранника с собакой. Был он в военной форме, на боку — пистолет в кобуре. Я его запомнила, потому что он часто ходил с чайником к нашим соседям, у которых во дворе был колодец…

…Не могу сейчас вспомнить, в каком году это было, но в летнее время, мы… пасли коров возле дороги-гравейки, которая вела на Заславль. Со стороны этой дороги как раз и находились ворота в заборе. Мы не досмотрели и, видимо, несколько наших коров зашли через открытые ворота за забор. Мы долго не решались подойти к ограде, боялись, но потом оттуда вышел знакомый охранник, тот, что ходил к соседям за водой. Мы стали плакать, просить, чтобы он отдал наших коров. Охранник нас послушался, но предупредил, что если мы не будем смотреть за коровами, то сами останемся за этим забором. Пока мы говорили, я видела засыпанные свежим песком ямы не очень далеко от входа…»

Из воспоминаний жительницы того же села Н. В. Нехайчик.

«Мой сын Николай, когда ему было лет семь (он с тридцатого года), пошёл с детьми в лес за ягодами. Я очень волновалась, так как узнала, что они направились туда, где расстреливают людей. Ждала сына, всё прислушивалась, а потом услышала выстрел и увидела, как мой сын бежит к дому, голосит, а за ним гонится работник НКВД с пистолетом.

Откуда-то примчался мой муж, схватил за руку энкаведешника и стал спрашивать, зачем он стрелял в мальчика. Тот начал извиняться, но было видно, что он сильно пьяный. Всё повторял, что принял нашего сына за взрослого, думал, кто-то из-за забора убежал».

Эти свидетельства были найдены, повторяем, спустя 30–50 лет. Немцы не нашли ничего.

Одно из двух: либо НКВД проводил расстрелы в Козьих Горах таким загадочным образом, что об этом никто не слышал, не видел свежевыкопанных могил, и детки из пионерлагеря не рассказывали родителям позаимствованных от местной пацанвы страшных историй о стрельбе и «канавах», либо там не было ни станций, ни деревень, ни шоссе… Но ведь они были!

Ответ, снимающий все вопросы, может быть только один: чекисты и их жертвы, подъезжая к станции Гнездово, перемещались в параллельное пространство, там приводили в исполнение приговоры, закапывали свои жертвы и возвращались обратно. А потом, по чьему-то недосмотру, могилы расстрелянных вернулись обратно в наш мир. Но произошло это не ранее лета 1941 года, потому что именно тогда немцы взяли катынский лес под охрану. Явно для того, чтобы изучить внезапно возникшую почвенную аномалию.

Читать еще:  Мултаново астраханской области рыбалка

Из справки о результатах предварительного расследования так называемого «Катынского дела».

«Свидетельскими показаниями устанавливается, что… немцы вскоре после своего прихода в этот район установили в Катынском лесу строжайшую охрану, никого не подпуская близко к этому месту под угрозой расстрела.

На бывшей даче УНКВД в Козьих Горах разместился штаб какого-то немецкого учреждения. Работавшая на кухне в этом штабе Алексеева А. М., 1916 года рождения… показала:

„Дача в Козьих Горах осенью 1941 года усиленно охранялась вооружёнными немецкими солдатами, вход в дачу со стороны леса был строго воспрещён, всюду были повешены таблички о запрете прохода в лес и предупреждения о расстреле на месте за нарушение. Специальный пост был и у Днепра, с тыловой стороны дачи. Нам, русским, работавшим на даче в Козьих Горах, разрешаюсь проходить только по основной дороге, шедшей от шоссе Смоленск — Витебск. Мы даже не имели права самостоятельно возвращаться с работы. Когда мы уходили с дачи домой, до шоссе нас обычно сопровождали один-два немца“.

Проживающий на хуторе в Катынском лесу Киселёв П. Г. на допросе от 9 октября 1943 года показал:

„Через некоторое время после прихода немцев Катынский лес вблизи Козьих Гор был взят под охрану. Местное население было оповещено, что каждый человек, появившийся в лесу, будет расстрелян. Я лично читал одно из таких объявлений, вывешенное на столбике на шоссе. В этом объявлении было написано: „Кто сойдёт с шоссе в сторону леса на сто шагов, будет расстрелян без окрика““».

Охрану, по многочисленным показаниям местных жителей (это был второй «дежурный» вопрос следствия), установили в июле 1941-го и сняли в марте 1943 года.

А вот интересно: чем немцы в этом охраняемом лесу занимались? Германские гарнизоны из страха перед партизанами жались к населённым пунктам, да покрупнее. Чтобы заставить их сидеть посреди леса, нужна была очень серьёзная причина. Между тем, после того как доступ в Козьи Горы был открыт, никаких следов своей деятельности, кроме массовых захоронений, они не предъявили.

Не иначе как и вправду аномалию изучали: только что были цветущие полянки — и вдруг ископаны, истоптаны… Откуда же им знать про параллельные миры!

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Музей «Деревня Псоедь»

Ленинградская область, Лужский район

Окрестности

Пенино-Козья Гора-Старополье

По дороге от Осьмино на Старополье находится несколько интересных мест: деревня Пенино (15 км от музея) и в ней Церковь Рождества Богородицы, по своим масштабам не уступающая Исаакиевскому собору; деревня Козья Гора (20 км от музея) с Церковью Покрова Пресвятой Благородицы и в самом Старополье (33 км от музея) — Церковь Рождества Христова.

Интересное наблюдение: церкви, расположенные по дороге на Старополье, которые в советское время были разрушены, сейчас активно восстанавливаются. А церкви по дороге на Самро -Будилово так и стоят разрушенные и заброшенные.

Пенино, храм Рождества Пресвятой Богородицы. Необычна судьба этой церкви — великолепный собор, достойный столицы, освященный св. прав. Иоанном Кронштадтским в 1900 г., был закрыт и разорен во времена борьбы с Православной Верой, но сейчас переживает свое возрождение. Полным ходом идет ремонт, появились крыша, купола, красятся стены, ведется внутренняя отделка. Более подробную информацию об истории храма и этих мест можно прочитать здесь или поискать в интернете.
Козья Гора, Церковь Покрова Пресвятой Богородицы. Когда-то тут была деревня и Поречский женский монастырь. Монастырь был основан в 1901 г. местными крестьянами Максимом Егоровым и Андреем Кудрявцевым, разбогатевшими на подрядах в Петербурге.Церковь построена по проекту самого Василия Антоновича Косякова (автора Никольского Морского Собора в Кронштадте).
После разорения монастыря большевиками его постройки использовал для своих целей местный колхоз. Храм закрыли в 1937г., а возобновили службы уже в 1942-м. Первым настоятелем после возобновления служб был о. Алексий Кибардин, духовник прп. Серафима Вырицкого. В послевоенные годы Покровская церковь не закрывалась, оставалась приходской, но настоятели в ней менялись довольно часто.
В настоящее время настоятель церкви — о.Олег, так же в храме служит матушка Варвара, которая очень интересно рассказывает об истории Церкви и не только. Подробная история этого монастыря — здесь.
Старополье, Церковь Рождества Христова. Дорога к Старополью ведет по полям и вдруг из-за очередного поворота издалека открывается великолепный вид на вознесшуюся ввысь церковь. Храм стоит на холме, виден со всех сторон и просто притягивает дороги к себе.
Строительство храма началось в 1878 году в связи с тем, что имевшиеся в селе небольшая церковь стала тесна. Император Александр II лично пожертвовал на строительство этого храма 6000 рублей, остальные деньги собирали прихожане. Строительство длилось 10 лет. В храме одновременно могли находиться до тысячи человек. Прихожане полюбили светлый и просторный храм. Церковь Рождества Христова была действующей до 1938 года. В годы Великой Отечественной войны его вновь открыли, но в 1944 году закрыли уже окончательно. Долгое время в стенах церкви размещался гараж сельскохозяйственной техники и ремонтные мастерские, затем склад… Возвращен верующим в 1990, ремонтируется с 1998, проводятся богослужения.

Карта достопримечательностей в окрестностях деревни Псоедь.

Источники:

http://sobory.ru/article/?object=00118
http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/1308773
http://history.wikireading.ru/8455
http://psoed.ru/%D0%BF%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%BD%D0%BE-%D0%BA%D0%BE%D0%B7%D1%8C%D1%8F-%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%B0-%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%80%D0%BE%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D0%B5/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector