15 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Озеро быково

15. Озеро Быково

На Вахтан — завод можно было проехать и по другой дороге, через сёла: Указную, Комариху, Петровское и Жирново, и дальше, едва не до Вахтана, путь лежал по извилистому берегу реки Какши. Но с далёких времён богородские мужики в тот край не ходили.
Наверное, с той поры, как появился неподалёку от той стороны лесной разбойник – Вася Быков. Истории про его похождения рассказывали жуткие. Межу трёх губерний в страхе держал. До самого Слепнёва озера по лесам, зверюга, разбойничал. Уже давно следы его злодеяний быльём поросли, а люди до сих пор тех мест чураются.

Коротая время на неспешной лесной дороге, Гаврил вспомнил рассказ о Быковом озере, какой ему поведала бабушка, ещё в пору босоногого детства. Бабушка рассказывала много сказок, одна интереснее другой, но этот рассказ не походил на сказки. Взрослому человеку во всё услышанное – трудно поверить, а ребятишки…
« Далеко в дремучих лесах, где редко ступала нога прохожего человека, по тропинкам продирались только звери лесные, по чащобам ломились косолапые медведи – покоилось невиданно чистой воды озеро. Теперь его озером называть можно только наполовину. Только с одной, солнечной, стороны берег есть, а со всех остальных – болото. И земля, там какая-то странная. Словно грудь спящего великана, колышется…

В одно время там топь непролазная, а минует полвека, начинает обсыхать озеро. Берега обозначаются. Песочек по тропинкам блестит и меж пальцев струйками течёт. А ещё через половину века, опять болотом станет. Говорят, норы там подземные есть, по ним вода ходит.
То отхлынет от тех мест, то прихлынет, как на океан — море. Только на море это каждый день бывает и глазом увидеть можно, а на озере ничего никто не заметит, только за много лет болото наползёт на озеро и схоронит его. Некоторые люди рассказывали будь-то в озеро в далекие времена небесный камень упал и на дне дыру сделал… Да, наверное, выдумки всё это.

Настоящее название этому озеру – Слепнёво. От того ли, что лежало оно глубоко в лесах и в летнюю жару водилось тут много слепней или ещё по какой причине, теперь не узнаешь. Но сколько помнят старики, называлось оно именно так. Это потом уже, после похождений Васьки-разбойника приросло к нему прозвище – Быково. Но, о лесном тате – потом…

Хорошее было озеро. Берега не высокие, даже, можно сказать – низкие, а по берегам сосна растёт. Болото тогда ещё до бора не доставало. Возле озера лепилось, с одного краю только. Воздух такую вкусность содержал, что не надышаться им.
А на тропинке песочек блестит, между пальцев сыплется. У какого человека ноги усталые или больные, обойдёт он вокруг воды один круг усталость из ног потеряется. Два круга обойдёт, и вся ломота в ногах исчезает. А если три круга обойти – плясать захочешь.

А вода в нём была светлая и чистая, синевой отдавала. О её целебной силе легенды рассказывали. Только, с грехом на душе, в него не – окунись. Беды наделает или утопит.
Ещё люди рассказывали, что раньше, на берегу этого озера жил старик, по имени Корней. Старушка его истоптала путь свой судьбы прежде его и отошла в мир иной, оставив деда с единственной радостью их жизни – внучкой.
Мать этой девочки умерла при родах, а отца её в какшинских лесах медведь-шатун заломал. Схоронили сына безутешные родители. Горько поплакали. А дитё его некрещёное отвезли в церковь и по православному обряду окрестили. Окропил батюшка младенца святой водой, искупал в купели, осенил крестным знаменьем и надел на шею серебряный крестик. Напутствовал:

«Носи и никогда не снимай. Оберегом твоим будет…»
Вот и жили они уже сколько лет вдвоём в старенькой избушке, притаившейся в сосновом бору, на берегу озера. Жили в ней только половину года, когда землю покрывал снег, а за окнами избушки, стаей голодных волков, выли метели. А как солнышко прогоняло зиму, в дом они заходили только переночевать.

Как только утро осветит вершины сосен, старик уходил на озеро ловить рыбу. Снасть у него была мала и дряхла, как он сам, но рыбы он ловил больше, чем ватага рыбаков, на богатом рыбой месте. Словно кто-то невидимый загонял рыбу в его убогий невод. Слухи о невиданных уловах расползлись далеко. И чем дальше они уходили, тем заманчивее звучали.
Завистливые люди, прослышав про редкую удачу, пробовали ловить рыбу в этом озере, но у них ничего толкового не получилось. Одни вытащили снасть с тем же, с чем и поставили. Другие, в корягах изорвали. А кто умнее был, те и вовсе не пошли. Так и жил старик Корней единственным рыбаком на этом озерке, затерянном в глухих лесах на безлюдном межмежье трёх губерний. Рыба в озере не переводилась. Да и утки каждый год прилетали сюда, садились на воду, всякий раз приносили на лапках икру новых рыб с других водоёмов.

В свободное от рыбалки время старик драл лыко, плёл лапти, заворачивал из берёсты туеса и пестери. Продавал их в неблизких от того места деревнях. Плёл настолько хорошо, а продавал настолько дёшево, что слава о его доброй руке разошлась по всей Варакше, Нее и достигала Красавской волости.
Люди говорили, что если отправиться в дальнюю дорогу в лаптях, его рукой плетёных, устанешь меньше, чем не ходил.
А если налить в его берестяные туеса молоко, сколько ни простоит, а будет, как сейчас налитое. Мёд в его посуде сахарился быстрее и становился слаще мёда.
Рыба в доме старика не переводилась ни зимой, ни летом. Лишний улов он вялил и выменивал на него хлеб. Лес приносил на стол затворников приварок. Борты, развешанные на вековых соснах – мёд.

Внучка собирала грибы и ягоды. Никогда не возвращалась она домой с пустым лукошком. Спелые и сочные плоды лесных полян щедрой горкой высились над краями её лукошка. Грибки, которые червячок тронул, она не бросала, а вешала на сучочек – голодной белочке в подарок. Червячка белочка кушать не станет, но для её маленьких зубов ещё много вкусного места останется.
Была эта девушка столь миловидна и настолько ласкова, что никакой лютый зверь её не трогал, а наоборот, оберегал, любуясь её красой, выглядывая на красавицу из густого подлеска.

Робкие зверушки не пугались её и не сторонились. А если тропинки их ложились на одну полянку, счястливыми шалунми кувыркались рядом.
Птички-щебетуньи любили присесть на лубяную кромочку её лукошка и весело чирикали, распевая самые заветные песенки.
Глаза этой девушки были цвета голубого неба и так ласковы, что небо засматривалось на них и смущалось их глубины. А из глаз лучился такой ясный свет, что и красно солнышко любовалось чистотой её взгляда.

Читать еще:  Кубань озеро самарская область

Шёлковые волосы её были цвета румяных шляпок белых грибов. Она вольно распускала их на плечи, иногда схватывала алой лентой. А статью своей эта девушка была сестрой юной лани и стройнее и благороднее любой заморской принцессы.
С самой весны и до осени ноги её обуви не знали, гуляли по лесным мхам, травам и росам вольно и потому были стройны и резвы.
Наверное сама природа участвовала в наречении её, потому что нарекла её именем утреннего рассвета – Заря. По мирскому жэ правилу она значилась – Зоей. А старик её кликал ласковым именем – Зайка. С этим именем она была несмышлёнышем, это же имя носила и девушкой. Так и жили они, стар и млад, не знали горя и печали.

Однажды, далеко в лесу нашла Зайка оленёнка. Не водились в этих лесах олени. Жили они от этих земель – далеко в сторону заката, в тверских да псковских лесах, а откуда взялся здесь этот подкидыш, спросить было не у кого. Оленёнок был очень слаб, лежал под сосной и горько плакал.
Видимо с матерью его случилась непоправимая беда, и этот детёныш был обречён. Зайка попробовала поднять оленёнка и унести домой, но её девичьих сил явно не хватало.
Она присела рядом, наклонилась над ним и стала утешать малыша. Слезинки жалости падали на шёлковую шею оленёнка и светились перламутровыми бусинками. Скоро на шее его появилось светлое ожерелье.

Усадьба Быково в Подмосковье

Пять минут ходьбы прочь от шумной дороги, по которой несутся из Москвы и обратно машины и маршрутки, — и вот из-за угла деревенской улочки на вас уже поглядывают башни Владимирской церкви. И приближаются, вырастая в размерах и на глазах перевоплощаясь в какой-то торжественный готический замок. Таким необычным построил православный храм в усадьбе Быково в Подмосковье знаменитый архитектор 18 века Василий Баженов.

Построил, к слову, в честь безвременно скончавшейся хозяйки этих мест — по заказу ее мужа, московского главнокомандующего Михаила Измайлова. Даже считается, что изобразил на стенах храма… портреты четы Измайловых. Впрочем, не все согласны с этой практически богохульной версией.

Сама же усадьба Быково в Подмосковье пока еще не очухалась от своей советской истории, когда после Великой Отечественной тут расположился туберкулезный санаторий. С середины 1980-х, когда санаторий закрылся, дворец оказался брошенным, кирпичные стены и скульптурные украшения ветшали и осыпались. Но на удивление достойно дворец пронес через годы запустения свою краснокирпичную величавую красоту.

Сюда постоянно ездят туристы — с экскурсиями и сами по себе. Фотографируются на фоне немыслимо красивых пейзажей и гуляют по чудесному парку, скрывающему под собой длиннющие подземелья.

Адрес: Московская обл., Раменский р-н, село Быково

Координаты: 55.610127, 38.058084

Режим работы: круглосуточно

История

Первым владельцем села Быково был воевода Илларион из рода Воронцовых, получив эти земли от Петра Первого — в знак благодарности за всяческие заслуги перед родиной. Однако во второй половине 18 века Воронцовы попали в немилость, и Екатерина Вторая отдала Быково московскому главнокомандующему Михаилу Измайлову. Тот позвал Василия Баженова, попросил перестроить усадьбу и возвести храм в честь своей рано ушедшей из жизни супруги, Марии Александровны (точнее, в честь ее небесной покровительницы Марии Египетской). У Измайловых не было наследников, так что после смерти Михаила Михайловича хозяином усадьбы снова стал человек из рода Воронцовых — Иван Илларионович.

После революции храм Владимирской Иконы Божией Матери, конечно, закрыли, но не разрушили — тут обосновались цеха швейной фабрики. Усадьбу Быково национализировали, в ней сначала расположилась детская колония, а во время войны — школа разведчиков-диверсантов, их секретная база. Ну а после войны — тот самый туберкулезный санаторий.

Согласно городским легендам, после закрытия санатория палочка Коха еще долго витала по залам и коридорам заброшенного дворца. Мол, именно поэтому никто не хотел его ремонтировать. Впрочем, специалисты утверждают, что поскольку тут не держали больных с открытой формой туберкулеза, то никаким палочкам взяться было неоткуда. Мол, все это домыслы, и вообще усадьба недавно перешла в ведение федеральных властей, так что не за горами то время, когда ее вернут к жизни.

Интересные факты

  • Если заходить на территорию усадьбы через поломанную “вертушку” (тут когда-то была проходная на территорию тубсанатория), рядом будет сарай с трубами. Только это не просто сарай: он стоит на том же месте, где когда-то был грот. От грота до дворца извивается подземный ход длиной 200 метров. И еще один такой же ведет в сторону храма (простого туриста сюда не пустят, но знающие гиды говорят: ходы содержатся в прекрасном состоянии). Таким образом, подземелье соединяет дворец и храм. Грот же при входе в парк служил для проветривания подземного хода. Сейчас функцию проветривания выполняют трубы сарая. Как говорят историки, подземные ходы и гроты были отнюдь не украшением парка, а дополнительным выходом в случае нападения на усадьбу или стихийного бедствия.

На территории усадьбы сохранились и другие постройки — например, кухонный корпус.
Фото: Наталия АНДРЕАССЕН

  • Башню в округлой части храма окружают восемь шпилей с крестами. Цифра 8 означает восьмой день – день Воскресения Христова и начала Нового времени.
  • Есть мнение, что название Быково происходит от того, что в старину в этих местах находился скотопрогонный пункт. По одной версии, тут откармливали скот перед его отправкой в Москву, по другой — наоборот, забивали перед все той же отправкой. А еще до революции в этих местах был трактир с выдающимся названием — “Бычий”.
  • В частном секторе усадьбы Быково в Подмосковье интересная закономерность: вдоль дороги и на расстоянии примерно метра от своего забора почти все собственники домов воткнули шины — видимо, чтобы у их заборов не парковались чужие авто.

Что посмотреть

Храм Владимирской Иконы Божьей Матери работы Василия Баженова. Считается (и об этом, в частности, написано на стендах при входе во Владимирскую церковь), что на фасаде храма архитектор Баженов разместил горельефы (скульптурные изображения на плоскости) апостолов (снизу) и хозяев усадьбы Измайловых, мужа и его рано скончавшуюся жену (ярусом выше). Однако некоторые историки это опровергают: мол, не мог православный архитектор додуматься изобразить смертных людей на стенах храма, да еще выше апостолов. Мол, портреты Измайловых появились тут после реставрации храма в 1990-е годы. Есть еще одна версия — все горельефы изображают благотворителей, которые жертвовали деньги на строительство храма.

Владимирская церковь — редкий образец неоготической архитектуры.
Фото: Наталия АНДРЕАССЕН

Пруд с ротондой в парке перед дворцом. Ротонда — единственное садовое украшение, которое тут осталось от Баженова. Когда-то этот прудик называли Черным — возможно, из-за большого количества в нем ила. Напротив красуется самый большой пруд усадьбы — Треугольный (назван так благодаря его форме). До 1930 года тут стоял павильон “Эрмитаж”, по архитектуре напоминавший Эрмитаж в Кусково. Здесь принимали гостей и устраивали музыкальные вечера.

Читать еще:  Малый михайловский пруд рыбалка

Ротонда — единственное сохранившееся садовое украшение в усадебном парке.
Фото: Наталия АНДРЕАССЕН

Пройдя от прудов по Липовой аллее, поднимитесь к дворцу. Он стоит на холме — частично природном, частично насыпном. Насыпные холмы использовал Баженов, когда строил Екатерине Второй замок в Царицыне (правда, не достроил, потому что ее величество однажды рассорилась с архитектором вдрызг). И хотя внутрь попасть нельзя, а по периметру развешаны объявление вроде “на ступеньки не подниматься: опасно!”, вы получите эстетическое удовольствие от архитектуры. И от загадочности построек, в том числе бывшего кухонного флигеля — это двухэтажное здание с колоннами чуть левее внизу.

Главный дом стоит на холме, который создали специально для строительства усадьбы.
Фото: Наталия АНДРЕАССЕН

За Владимирской церковью, если идти в сторону реки Быковки, будет храм иконы Божией Матери Живоносный источник. Там находится родник, который считали святым еще с 19 века.

Усадьба Быково в разное время года

Несмотря на то что службы во Владимирской церкви идут не всегда, попасть в нижний — Христорождественский — храм можно в любой день (в будни с 8:00 до 16:30, расписание богослужение надо смотреть на его сайте). Тут же продают иконы, свечи и даже магнитики с изображением памятников архитектуры Быково. Верхний храм уже отремонтирован, но службы в нем проходят редко. Телефон храма для справок: +7 (496) 462-41-26.

В парке, который недавно привели в порядок и почистили, приятно гулять в любое время года. Если не хочется добираться самим, можно подобрать себе автобусную экскурсию из Москвы — тогда вас не только привезут-увезут, но еще и все расскажут об этом трогательном месте. Экскурсии проводятся круглый год.

Где сделать красивое фото

Красивые снимки получатся напротив дворца и у речки Быковки, к которой вы спуститесь через парк.

Все туристы фотографируются на фоне необычной Владимирской церкви, которая будто распахивает за вашей спиной крылья в виде своих шикарных лестничных пролетов.

Усадьба Быково — островок Европы в Подмосковье

Село Быково находится примерно в 15 км от Москвы рядом с городом Жуковским. Здесь в полузаброшенном состоянии располагается уникальная усадьба, представляющая собой настоящий кусок Европы в Подмосковье.

Раньше это место носило название Марьино, а одним из первых его владельцев был князь Дмитрий Донской. Именно его перед Куликовской битвой он завещал своим сыновьям.

Село неоднократно меняло владельцев, было частной и государственной собственностью. В середине 18-го века перешло во владение Михаила Измайлова, который был представителем старого дворянского рода, а также был камергером при дворе императрицы Елизаветы Петровны. Кроме этого Измайлов был председателем Кремлёвской экспедиции дворцовых строений, где под его наблюдением возводились здания Судебной палаты и Окружного суда в Москве. Среди его подчиненных был знаменитый архитектор Баженов.

В 1775 году императрица Екатерины II, заехав в гости к Измайлову, отметила, что его имение выглядит как-то бледновато и мало чем отличается от посещенных ей ранее подмосковных усадеб. Такое замечание сильно задело Измайлова, и он задумал превратить село Быково в роскошную усадьбу. Тут-то и помогло его давнее знакомство с Баженовым, который создал уникальный архитектурно-парковый ансамбль.

План усадьбы Быково на основе чертежа 1983 г:

Главный дом представляет собой величественный двухэтажный дворец на искусственном холме:

В начале 19-го века Быкова переходит во владение к Воронцовым. В 1855 году граф Илларион Иванович Воронцов-Дашков приглашает в усадьбу архитектора Бернара де Симона, который частично переделывает дворец и создает в нем величественные интерьеры, который дожили и до нашего времени (об интерьерах можно почитать у блогера Вадима Разумова, которому удалось посетить главный дом, тут и тут ).

Панорама усадьбы Быково, сделанная сразу после реконструкции, произведенной Воронцовыми-Дашковыми по проекту Бернара Симона. Художник Д.Э. Хаген, 1853. Раменский историко-художественный музей.

Тогда же на аттике дворца появляется герб Воронцовых-Дашковых с девизом по-латыни: «Верность всегда непоколебима».

Последним владельцем Быкова был Николай Ильин — инженер-путеец. В 1860-е гг. строительство железных дорог в России только налаживалось. Предвидя открывающиеся с развитием нового вида транспорта перспективы, группа единомышленников (в числе которых и был Н.И. Ильин) во главе с К.Ф. фон Мекком (про усадьбу фон Мекка я писал ранее ) создали в 1863 г. первую частную железнодорожную компанию. В 1874 г. Ильин приобрел у Воронцовых его усадьбу.

Ильины были владельцами усадьбы в Быково до революции 1917 года. Затем усадьбу передали детскому дому для сирот красноармейцев. В годы Великой Отечественной войны здесь находилась школа подрывников:

Позже в усадьбе расположился туберкулезный санаторий, вывеска которого и встречает нас сейчас:

Озеро Быково

На западе Шабалинского района, почти на границе с Костромской областью, в 37 квартале Жирновского лесничества Шабалинского лесхоза находится озеро Быково. Добраться до него нелегко. Сначала – по железной дороге до ст. Супротивный, затем по узкоколейной железной дороге, которая до 1961 года служила для вывозки леса. Пешком, двигаясь по узкоколейке, нужно пройти 19 км. Можно сократить путь на 11км, если вас подвезут местные жители на мотодрезине.

Мотодрезину местные используют для поездок за ягодами, грибами, для заготовки дров. Затем, когда рельсы заканчиваются, нужно идти по сохранившейся пока насыпи. Она постепенно зарастает кустарниками, ольхой. Хотя путь хорошо заметен, но лучше воспользоваться услугами проводника. Легко заблудиться в лесных чащах этой безлюдной местности.

Лежит озеро Быково в котловине, заболоченной с юго-востока. И только с севера и северо-запада берега песчаные, сухие. По берегам растут хвойные леса, преимущественно сосновые. А пониженные, заболоченные участки покрыты мелколесьем из березы, осины, ивы.

Когда-то озеро было больших размеров, сейчас интенсивно зарастает. Большая часть поверхности озера превратилась в болото, затянута сплавиной. Толщина сплавины составляет около 90 см. Плавучесть сплавина приобретает за счет того, что толстые корневища болотных растений пористые и легкие, как губка. Многочисленные межклетники в них заполнены воздухом. Сплавина выдерживает 3-4 человек, стоящих на ее самом краю. На поверхности сплавины поселяются другие растения. Сплошным ковром стелется клюква, осока, карликовые сосны.

Уровень воды в озере постоянен. Он поддерживается за счет атмосферных осадков. Вода слабо минерализована, имеет темный болотный цвет, но прозрачная. Постоянных поверхностных притоков нет, рытвин стока – тоже. Таким образом, озеро является бессточным. Рыбы в нем нет. Говорят, в давние времена пытались разводить рыбу, но она погибла – «мертвое озеро».

Во время пролета садятся на отдых гуси и утки. Постоянных гнездовий не устраивают.

Дно озеро заилено. Под слоем ила – глинистые породы, слагающие котловину озера.

По сплавине можно подойти к урезу воды. Промеры показали, что глубина у края сплавины составляет более 2-х метров. Наибольшая глубина в южной части озера – 3,8 метра. Площадь зеркала составляет 3,5 га, озеро вытянуто с запада на восток.

Читать еще:  Температура воды в неве сейчас

Приведенные сведения приблизительны. Озеро Быково требует детального изучения. В краеведческой литературе сведений о нем нет. Планируем изучить особенности береговой линии, проследить стадии развития и зарастания его котловины. Необходимо сделать промеры глубин, выполнить схемы поперечного и продольного профилей озерной котловины и др.

С чем связано название озера ? Местные жители дать ответа не могут. По одному из преданий на его берегах находили «тьму-тьмущую» бычьих костей.

Существует множество легенд, связанных с озером Быково. Вот одна из них. Поведала ее юным туристам школы Дагмара Павловна Карина, учитель истории, завуч Ленинской восьмилетней школы, краевед:

«Глухое таежное озеро. Вода в нем темная, с прозеленью, мертвой неподвижности. Окрест лапчатый ельник, в нем тетерева да желны погукивают, в вершинах белки порхают, а понизу – в чапыжнике – зайцы да полосатые бурундуки живут.

Конечно, некоторые факты и события, описанные в легенде, вызывают сомнения в их исторической достоверности. Трудно отличить быль от легенды. Тем не менее, некоторые факты проливают свет на историю заселения нашего края.

Прежде на этом озере гостил лихой атаман с ватагой удальцов. Рядом с водой землянки были вырыты. Стены в подземных горницах обиты парчой да бархатом, в иных местах – даже коврами персидскими.

Освещались укшуйники не лучиной, а восковыми свечами по-боярски, потому богато жили. Как птицы небесные – не сеяли, не жали и пашенка их – дома боярские, да монастырские закрома, замест плуга – ножичек острый, кистень, писчаль да сабля. А кони – ретивей во всем Приветлужье не сыщешь!

Так и жили укшуйники: с богатого шуба – бедному сермяжка.. Коноводом был Васька Ошеметок. Сбежал из-за побоев от своей барыни, а через некоторое время объявился у Разина в Жигулях, а с ним десяток беглых. Рожи такие, что во сне приснятся, невольно крестное знамение сотворишь.

Весу большого в стане Разина Васька не имел. На Совет к атаману вхож не был, но вояка был добрый, сотником даже назначался.

После разгрома войска Разина в 1670 году судьба Васьки сложилась так: долгое время он сражался в отрядах остатков разинцев под началом казацкого атамана Семена Буянки. Но вскоре противостоять против царских воевод они не смогли и подались на север, в безлюдные таежные леса.

Таким образом появились в нашем районе остатки наиболее активных разинцев, ибо бежать им больше было некуда, с повинной идти – голову под топор класть.

Вероятно, ватага сначала на челнах рыскала по рекам Ветлуге, Нее и Какше пока не обосновалась на Быковом озере. Часть вольницы отделилась, ушла в леса, выжгла поляны, срубила избы, распахала землю. Другие вышли на реку Какшу, вблизи реки обосновали в лесу деревню. Поэтому неслучайно у жителей по среднему течению Какши до сих пор сохранился особый, отличный от вятского, окающий ветлужский говор. Много общего в обычаях, фамилиях, названиях деревень Костромской области. Современная территория Жирновского сельского Совета прежде не входила в состав Вятской губернии, а относилась к Ветлужскому уезду Костромской губернии. Это объясняется тем, что заселение этих мест шло с Ветлуги.

Вернемся же к разбойникам на Быковом озере. Известно, что в конце 17 века происходило интенсивное закрепощение вольных путем кабальных записей. Однако, крепостничество мало коснулось нашего района. Слишком глухая была местность, а народец лихой.

Ближайшим боярином от нас являлся некто Яснев, потомок столбовых дворян Одоевских.

Была у боярина Яснева дочь Ульяна. Свел Васька в свое время Ульяну из дома. Долго не сдавалась она разбойнику: хоть режь, а без венца женой твоей не буду. Венец не ахти какое дело! И учудили буйные головушки: из Велико-Устюгского собора (а по другим слухам из Кологрива) унесли Васька со товарищами золотые врата работы Крюкова и все поповское снаряжение: ризы, дароносницы, кадила, плащаницы, кресты. Но повенченная силой, невеста затаила зло и ждала своего часа.

Однако Васькины бесчинства прогремели столь далеко, что Костромской и Нижегородский воеводы выслали стрельцов на поимку вольницы.

Знал Васька, что силы у них не равные, и решил он написать завещание. Писал он на желтом пергаменте своею кровью, чтобы века не стерли его посмертную волю. Завещание называлось «Роспись»: «Мои боевые побратимы! Если сгинет наша вольница, то раздайте все смердам да черным людям. Это их кровь да пот, отнятые нами силой от бояр да господ. Прокормятся на это безбедно три губернии. Если кто из вас много добра возьмет, отсюда не уйдет. Если кто хочет идти, то ничего не бери. Если кто атамана похоронит, где он пожелает, тому и клад. Если кто выкуп отдаст, тот клад возьмет, а выкуп будет – головушки боярские да господские».

Тогда и пригодилась звериная хитрость Ульяны. Нашелся среди удальцов один, что польстился на Ульянину красу. Когда ватага двинулась в очередной поход, а прихворнувший Васька остался в стане, послала Ульяна предателя к стрельцам.

Отчаянно сопротивлялся Васька. Пока были заряды с пистолей бил, потом саблей отмахивался. Но из ран кровь текла, унять некогда, слабел атаман… Стрелец пронзил его пикой с такой силой, что пика пройдя сквозь, воткнулась в стену.

Но подоспела Васькина ватага, в жаркой стычке полегли стрельцы костьми. Кинулись к атаману, хотели пику вытянуть… «Не трожь, дайте слово сказать, чую, пику вон – и душа вон. Ульяна меня предала».

Васька преставился, а предатель остался неизвестным. Схватили Ульяну, вышли на берег. Привязали Ульяне на шею слиток золота и бросили ее в озеро. Пошли по воде круги, сгинула Ульяна. Сели ватажники на берегу, задумались. «Ну, братцы, кончилось наше житье здесь. Айда в другое место. Тут нас, как рябчиков, переимают. Атамана замуруем в горенке. Пусть добро сторожит…». Так и сделали. Уходя. Взяли по котомке золота. Но спустя сутки после странствий по чащобам вышли опять на озеро. Удивились. Тогда-то и вспомнили про «Роспись» атаманову. Высыпали золото и пустыми направились, кто куда пожелал. Часть их ушла разбойничать на реку Ветлугу, часть – осела на местных гарях крестьянствовать. Один из них, кузнец Клюж, первым поселился на месте бывшей деревни Клюжино, что в 7 километрах от озера.

Предатель же, время спустя, пришел на озеро за золотом. Разрыл ход, нагреб десятиведерную бочку и отпустил ее на цепи в воду. Цепь за березу прикрепил. Кончил дело, умылся: «Ну, теперь на всю жизнь хватит и деткам останется. Богатеем буду, привалило счастье». Но тоненько пропела стрела, и рухнул предатель навзничь. Позже березу разбило молнией, один пень остался. Много людей зарилось на разбойничий клад. Долгие годы рыли землю вокруг озера, в воду ныряли… Но все безуспешно. Находили кости, поломанное оружие, а разбойничьего клада найти не удалось. Крепко сторожит мертвый атаман кровавое золото».

Источники:

http://www.proza.ru/2014/01/17/1093
http://www.kp.ru/russia/podmoskove/mesta/usadba-bykovo/
http://zen.yandex.ru/media/id/595f17007ddde87a4e8de05d/59cb579bad0f225aadfdea01
http://proshkolu.ru/user/karpikova53/file/6508322/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector