13 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Озеро травкино

Поход 22.10.17. Озера на самом севере Ленобласти. Часть 2: Березовское и Окуневое. И красивый закат

Здесь будет 2 часть фотоотчета о нашем однодневном походе 22 октября 2017 года, во время которого мы исследовали озера, расположенные на самом северном краю Ленинградской области, возле границы с Карелией. Это озера Окуневое (Ратное, Малое Травкино), Травкино и Березовское.

В первой части я описал наш путь вдоль озера Травкина, с его красивейшими берегами и лесами. Прочитать это можно здесь: Озеро Травкино. Дальше мы пошли через лес, чтоб проверить, можно ли дойти до следующего озера — Березовского. Раньше мы много раз к нему ходили, но шли по шпалам железной дороги, а потом через лес заходили к нему с севера, теперь же мы пробуем пройти с юга, от озера Травкина. Попутно мы осмотрели Забытые скалы, а также полюбовались уже знакомым нам озером Травкиным в лучах заката, что оказалось не менее красиво, чем при ярком дневом солнце. Итак, продолжаю свой фотоотчет. Вас ждет много фотографий красивых мест!

В прошлой части рассказа мы оставили озеро Травкино и пошли по лесной тропинке. Минут через пять она вывела нас к южной части Березовского озера. Дорога оказалась весьма простой и комфортной.

Озеро Березовское тоже очень большое, это лишь маленький его закуток. Мы здесь бывали не раз, знаем, что оно такое же красивое, как и Травкино, и сегодня исследовать его не будем — полюбуемся лишь его началом. Главное, что мы знаем теперь, что к нему есть приятная лесная дорога, а не утомительная по шпалам. Правда, весной при большой воде, а также зимой при глубоком снеге — здесь не пройдешь, этот путь пригодится в будущем для летних и осенних походов. На Березовское озеро мы сходим еще не раз — потому что оно замечательное.

Вдали видны его скалистые берега.

А мы пока что идем в другую сторону — по протоке, соединяющей Березовское озеро с соседним — Каменистым. Вдоль этой протоки есть малоизвестный скальный массив — Забытые Скалы, которые называют еще Медвежьими Скалами.

Говорят, лет 40 назад, здесь проходили скалолазные тренировки и даже турниры. Но сейчас скалы совершенно заросли деревьями — и для этих целей мало годятся. Хотя видно, что их гладкая отвесная форма была хороша для этого вида спорта и для преодоления препятствий.

На скалах есть интересные замысловатые выступы. Скорее всего скалы стали » Забытыми » по двум причинам — во-первых, стали популярны два других массива — Малые и Большие Скалы, во вторых, вероятно сюда перестала существовать нормальная дорога, после того как начали разрабатывать здесь гранитный карьер. Это лишь мое предположение — но я сам наблюдал, как даже лесная жуткая тропинка самоуничтожилась за пару лет, и скалы теперь будут еще больше Забытыми. От этого они и зарастают все больше и больше.

Тем не менее, посещать их, чтоб полюбоваться их диким видом — стоит, тем более, когда отдыхаешь на красивом озере Березовском, от которого до них идти всего пару минут.

Эти скалы были одним из первых мест, куда я стал когда-то водить походы по Приозерскому району. Тогда сюда мы проложили путь от Кузнечного через карьер и Каменистое озеро, которое было одним из самых красивых мест нашей области. Но потом карьер сожрал прекрасные скалистые берега Каменистого озера, превратив их в завалы из камней, а дорога вдоль берега от таких манипуляций стала заболоченной — и ходить этим маршрутом мы перестали. Теперь мы вернулись к Забытым скалам, но с другой стороны. Здесь последний раз я был два года назад.

Гляжу на ту дорогу, которой мы раньше ходили в сторону Каменистого озера и карьера. Теперь она еще больше завалена стволам деревьев. Они все продолжают и продолжают падать. Дорога эта уже не пригодна для прохода — и завалов очень много, и главное, что знаю о болоте в конце, прямо перед карьером — это вышел из берегов заваленный обломками пород ручей, который раньше можно было запросто перешагнуть. Два года назад мы с большим трудом прошли той дорогой, хотя было лето и довольно сухо — и больше мы там не ходим.

Дорога шла вдоль этой протоки. Но все ж есть в этих местах ценность — и большая! Здесь максимально можно оторваться от цивилизации — потому что места здесь не просто дикие — а очень дикие. Полнейшее погружение в природную стихию. скалы, густой лес, полное отсутствие малейших тропинок.

Возвращаемся на южную часть Березовского озера. Здесь много лет уже есть оборудованная туристическая стоянка, где мы часто останавливались. В прошлой части рассказа я обращал внимание, как чисто на Травкином озере — все стоянки аккуратные, без мусора. Так вот на Березовском озере точно так же. Мусор есть лишь с севера, и то немного — там можно по тропе прийти из Карелии, где есть поселок — вот местные рыбаки оттуда и гадят чуть-чуть. А туристы, приходящие сюда с любой стороны — оставляют все чистым и опрятным. Отличные места!

Наш турист, Максим Агафонов, разжигает костер. Это его последний поход — скоро он уходит в армию, ближайший год мы его не увидим, он будет охранять просторы Крайнего Севера.

Сидим, отдыхаем, кушаем. Наслаждаемся сказочной тишиной и красотой природы.

Половина деревьев погрузилась в тень. Это значит, что солнце стало заходить. Красивое зрелище!

Через час совсем стемнеет. А нам надо еще пройти все озеро Травкино, потом Окуневое — и только потом будем на дороге. В темноте по лесу идти не стоит — поэтому мы спешно собираемся и выходим.

Час назад мы были здесь, и выглядело все иначе. На закате Травкино озеро и карельские леса вокруг приобретают просто волшебный вид!

Солнце уходит за деревья. Но мы поднимемся на скалу — и скоро снова его увидим.

Пошел первый в этом году снег. Пока в виде снежной крупы и отдельных крупных снежинок.

Снег на волосах одной из наших участниц.

Снежинки на листьях.

Закат солнца, вид со скалы. Краски в Карелии какие-то фантастические! Сколько раз застаю заход солнца здесь — и каждый раз поражаюсь! Видимо, здесь настолько прозрачен и чист воздух, да еще отражается рассеянный свет от скал, воды и деревьев, что все это и приводит к уникальной насыщенности цветом солнечных лучей!

Карельская природа — самая лучшая, в этом я твердо убежден! В Ленинградской области с Карельским перешейком конкурировать может только Лужский район, но там нет скал.

Карельское солнце — божественно красивое!

Вода приобрела на закате сиреневый оттенок.

Вот мы и дошли до южной части Травкиного озера. Солнце уже зашло, но преломленные его лучи еще подсвечивают воду. Это зрелище просто завораживает. Останавливаемся и фотографируем!

Еще пару минут — мы вышли на Окуневое озеро, отделенное от Травкина маленькой болотистой косой. Солнечных отблесков уже на воде нет, но еще минут 10 до темноты у нас осталось.

Полюбовались на красоту.

И бежим купаться! Это я забегаю в воду.

А затем и остальные ребята. На фото Маргарита и Влад, также забежали Ира, Алексей, Елена, Катя — всего нас купалось 7 человек. Из 11 участников — подавляющее большинство) Когда ж еще купаться, как не в конце октября, при первом снеге?

От Окуневого озера до станции мы дошли примерно за 35 минут. Домой ехали электричкой 18.26, которая была очень холодной, а обогрев включили в последние 30 минут из 3 часов дороги. Это очень по-российски. В пути видели, как от Соснова до Лемболова вся возвышенность была завалена толстым слоем снега — таким, что закрыло бы ботинки полностью. Можно уже ходить на лыжах. Мы предвкушали, как сфотографируем Иру с мешком грибов на фоне заваленной снегом платформы — но увы, в Петербурге снега не оказалось, он был лишь на возвышенности в центре Карельского перешейка.

Во время этого похода мы открыли новые дороги и новые красивые места, где еще не были. И сюда мы обязательно вернемся.

Страница наших туристических походов в ВК: Клуб Туризма «Восемь Врат»
Сообщество, посвященное красотам Ленинградской области: Петербург для души и тела

Травкино: в поисках зелёной травы

Затянувшаяся до неприличия апрельская зима заставила нас искать обходные пути к лету, ибо на весну календарного времени уж совсем не остаётся. И мы отправились в деревню, названную прелестным летним словечком – Травкино. Может, хоть там увидим её – зелёную и почти забытую травушку-муравушку.

Читать еще:  Пруд южный

Но тщетно. Травкино встретило нас прошлогодним сухим бурьяном, который щедро поливался первым весенним дождём – надеждой на то, что зелень всё-таки проклюнется. Если опять не пойдёт неугомонный снег.

Но, если не обращать внимания на сухостой, Травкино – деревня очень даже симпатичная. Расположена вокруг озера, а наличие водоёма всегда привлекает дачников и коттеджевладельцев. Поэтому местный ландшафт украшают и разнокалиберные дачные домики, и разномастные коттеджи. А иногда и не украшают…

Старенький домик с резными наличниками манит зелёным забором – именно за этим цветом мы сюда и приехали из серого города. Хозяин дома и забора Аркадий Ильич и его сосед Николай Павлович Попов, величающие себя аборигенами, встречают путников радушно. Угощают чаем, показывают декоративные подсолнухи, которые Аркадий Ильич, судья в отставке, выращивает на подоконниках – они, будто маленькие солнца, освещают комнату в подобные сегодняшнему хмурые понедельники.

– Озеро это не настоящее, искусственно созданное, – с готовностью рассказывает Николай Павлович о самой главной достопримечательности села, которую видно из любого окна. – Старики говорили, что в годах примерно 1930–1935-х копали его солдаты, взрывали, камни увозили на телегах… Да не докопали, ушли, потому что ранило одного солдатика взрывом. Тем не менее озеро получилось, заполнилось водой. Караси в нём водятся, белька – белая такая рыбёшка. Раков раньше видимо-невидимо было, только успевай собирать.

А в 2010 году, когда засуха была, высохло совсем озеро. Рыбу отсюда спасали – растаскивали в другие озёра, на тележках увозили.

– Мы решили спасать озеро, стали деньги собирать на его восстановление, – продолжает Аркадий Ильич. – И что удивительно: чем беднее человек, тем больше денег давал. А из трёхэтажных коттеджей нас вежливо отшивали, говорили, мол, не нужно нам это озеро. Но общими усилиями, пенсионерскими в том числе, спасли. Анне Алексеевне вон уж почти 90 лет было, а она три тысячи дала. А к одной бабушке вообще не заходили, не беспокоили, уж больно ветхая у неё избушка. Так она сама нас окликнула: «Чего ж, – говорит, – ко мне-то не заходите? Как пенсию получу – отдам деньги на озеро». И принесла потом деньги. Собрали, подписали все бумаги, утвердили ревизионную комиссию, вызвали бульдозеры, экскаваторы, вычистили озеро, отчитались перед людьми.

– Работы было много. Денег не хватило, не все сдали. Пришлось ещё свои добавлять, – вспоминает Николай Павлович. – А что делать? Надо!

Николай Павлович – коренной житель Травкино. На какое-то время уезжал в город, потом вернулся.

– Сначала только лето здесь жил, потом до Нового года… На Новый год в квартиру приезжаю с подушкой под мышкой, на проспект Победы, жена встречает: «О, папа вернулся! Молодец!» А потом обратно перебрался.

Дети сюда с удовольствием приезжают, им нравятся и баня, и природа, и работают здесь с желанием… А я уж двадцать лет живу тут безвылазно.

– Я тоже здесь двадцать лет живу, – вторит Аркадий Ильич. – Перед пенсией купил этот дом. Тут хорошо – сам всё делаешь: воду сам, канализацию сам… Куры у меня есть. А у Николая вон кролики. Возьмёшь его, маленького крольчонка, на руки – хорошенький такой. Знаешь, как хорошо!

Коренной травкинец Николай Павлович вспомнил, что деревня всегда была небольшая – домов тридцать. А сейчас разрослась – домов сто точно есть.

Чуть выше есть ещё одно озеро. Свежее называется. Глубина 14 метров. Вода пригодна для питья.

– Эх, через десять лет нас опять включат в черту Казани, – вздыхает Аркадий Ильич. – Но мы будем всячески препятствовать, – улыбается он. – Нам и так хорошо. Выйдем с транспарантами, посадят нас на 15 суток… Отсидим… Подумаешь!

ВОСПОМИНАНИЯ О ВОЙНЕ

От «тюремного» будущего переходим к военному и довоенному прошлому. Николай Павлович вспоминает, что в Травкино председателем колхоза до войны был его дед.

– Неграмотный, но, похоже, шибко умный. Я его не видел, но, говорят, красавец был. И хулиган. Девчонок любил…

– Как и ты! – подмигивает Аркадий Ильич.

Николай Павлович только отмахивается от таких подробностей и продолжает:

– Секретный сотрудник – сексот – тут завёлся. За дедом наблюдал и докладывал куда надо о его проделках.

– Это просто кляузник, – объясняет нам непонятное слово из прошлого Аркадий Ильич.

– Ага, – кивает Николай Павлович. – В общем, деду сказали: собирай семью и езжай в Казань, иначе поедешь в Сибирь. И прямо перед войной он с семьёй уехал в Караваево. Работал на 22-м заводе. Осенью забрали его под Москву, где он и пропал без вести. Пятеро детей осталось…

– А у меня средний брат ушёл на войну и вернулся, – вспоминает Аркадий Ильич. – А в 1965 году вышла книга памяти в Аксубаево, он там жил, и написано: «Сычёв Владимир Ильич. Погиб в Югославии в 1945 году. Похоронен там-то…» Я говорю: «Володь, ты что живёшь? Тебя ж уж давно нет!»

А его, когда бомбили, завалило в окопе. Все ушли. А потом, когда похоронщики шли за армией, услышали стоны из-под земли, откопали людей. А писарь уже написал, раз в строю нет, среди раненых нет, значит, погиб. Похоронку отправили матери.

– Это не ужас, это жизнь, девушки! Жизнь – она сама по себе ужас, – оптимистично заявляет Аркадий Ильич. – Только ужас, связанный с радостью, с переживаниями. А радость ведь тоже переживания. Как и любое несчастье. Только маленько на другом краю. Палка, и та имеет два конца, и жизнь имеет два конца, один из которых – начало.

– Он у нас профессор! – с гордостью говорит Николай Павлович. – А я простой шофёр. А мы с ним сдружились. И порой наговориться друг с другом не можем, такой он интересный человек.

– В какой области профессор? – пытаемся уточнить.

– В трепотне, – смеётся Аркадий Ильич и не позволяет себя фотографировать. – Вон Николая фотографируйте, он у нас фотогеничный. Он в деревне староста. Я его называю Пан атаман Таврический.

МАЛАЯ РОДИНА С БОЛЬШОЙ БУКВЫ

Пан атаман только смеётся и рассказывает, сколько в детстве у местных жителей скотины было.

– Траву всю живность съедала, даже, помню, мальчишкой в футбол играли, около озера футбольное поле было – ни травинки! А сейчас всё зарастает, зарастает… Клуб был, магазин был, а сейчас всё – в Кирби. Там сельсовет. Тамошнему сельсовету не до нас.

– Казалось бы, маленькая деревня… – Аркадий Ильич будто подводит итог нашему сегодняшнему путешествию. – А в любой части России человек связан с деревней. Малая родина не зря же говорят. Город – он претендует лишь на место жительства. Это не родина. Это какой-то агломерат. А в деревне у человека есть связь и с природой, и с погодой, и с домом. Тут всё родное. Навсегда. Помню, как я в детстве гусей пас. Беркут унёс двух гусят. Я испугался. Думаю: убегу я в Тамбов, в детский дом (прочитал где-то про него). Дошёл почти до районного центра, но вернулся, струсил. Или не смог.

– Он в семь лет остался без мамы, без папы и дожил вот до восьмидесяти лет, – добавляет Николай Павлович.

Травкино расположено в Лаишевском районе. Путь туда лежит через Усады, в сторону Атабаево. Поворот на Травкино не провороните – есть указатель. Всего от Казани до деревни – 35 км.

Местные рассказывают, что жил здесь когда-то барин Травкин. Была у него знатная усадьба. И всех крестьян в Травкино и в окрестных деревушках называли барскими. Осталась от барского дома только посадка акации – она как ограда у сада была. Соседних деревень, которые намного больше Травкино были – Соломыково, Степановка, Степанцы, – не осталось. Нет их больше, а Травкино сохранилось. В чём секрет? Говорят, что благодаря озеру. В царские времена народ селили только у водоёмов. Нет озера – нет деревни. Есть озеро – есть деревня. Вот и весь секрет.

Аркадий Ильич говорит, что рос в такой же деревне, как Травкино. В соседнее село ходил в школу учиться – три километра пешком. Потом в восьмой класс, в другую деревню – 7 километров.

– С закрытыми глазами мог дойти до школы и обратно, так хорошо знал дорогу. Карабкаться в жизни надо, карабкаться!

Читать еще:  Рыбалка на озере пенеснарь смоленск

Травкино расположено в Лаишевском районе. Путь туда лежит через Усады, в сторону Атабаево. Поворот на Травкино не провороните – есть указатель. Всего от Казани до деревни – 35 км.

Местные рассказывают, что жил здесь когда-то барин Травкин. Была у него знатная усадьба. И всех крестьян в Травкино и в окрестных деревушках называли барскими. Осталась от барского дома только посадка акации – она как ограда у сада была. Соседних деревень, которые намного больше Травкино были – Соломыково, Степановка, Степанцы, – не осталось. Нет их больше, а Травкино сохранилось. В чём секрет? Говорят, что благодаря озеру. В царские времена народ селили только у водоёмов. Нет озера – нет деревни. Есть озеро – есть деревня. Вот и весь секрет.

Аркадий Ильич говорит, что рос в такой же деревне, как Травкино. В соседнее село ходил в школу учиться – три километра пешком. Потом в восьмой класс, в другую деревню – 7 километров.

– С закрытыми глазами мог дойти до школы и обратно, так хорошо знал дорогу. Карабкаться в жизни надо, карабкаться!

Фото: Ната Смирнова

Журнал «Татарстан», 2017.

Последнее обновление: 4 декабря 2019, 14:09

Травкино: в поисках зелёной травы

Затянувшаяся до неприличия апрельская зима заставила нас искать обходные пути к лету, ибо на весну календарного времени уж совсем не остаётся. И мы отправились в деревню, названную прелестным летним словечком – Травкино. Может, хоть там увидим её – зелёную и почти забытую травушку-муравушку.

Но тщетно. Травкино встретило нас прошлогодним сухим бурьяном, который щедро поливался первым весенним дождём – надеждой на то, что зелень всё-таки проклюнется. Если опять не пойдёт неугомонный снег.

Но, если не обращать внимания на сухостой, Травкино – деревня очень даже симпатичная. Расположена вокруг озера, а наличие водоёма всегда привлекает дачников и коттеджевладельцев. Поэтому местный ландшафт украшают и разнокалиберные дачные домики, и разномастные коттеджи. А иногда и не украшают…

Старенький домик с резными наличниками манит зелёным забором – именно за этим цветом мы сюда и приехали из серого города. Хозяин дома и забора Аркадий Ильич и его сосед Николай Павлович Попов, величающие себя аборигенами, встречают путников радушно. Угощают чаем, показывают декоративные подсолнухи, которые Аркадий Ильич, судья в отставке, выращивает на подоконниках – они, будто маленькие солнца, освещают комнату в подобные сегодняшнему хмурые понедельники.

– Озеро это не настоящее, искусственно созданное, – с готовностью рассказывает Николай Павлович о самой главной достопримечательности села, которую видно из любого окна. – Старики говорили, что в годах примерно 1930–1935-х копали его солдаты, взрывали, камни увозили на телегах… Да не докопали, ушли, потому что ранило одного солдатика взрывом. Тем не менее озеро получилось, заполнилось водой. Караси в нём водятся, белька – белая такая рыбёшка. Раков раньше видимо-невидимо было, только успевай собирать.

А в 2010 году, когда засуха была, высохло совсем озеро. Рыбу отсюда спасали – растаскивали в другие озёра, на тележках увозили.

– Мы решили спасать озеро, стали деньги собирать на его восстановление, – продолжает Аркадий Ильич. – И что удивительно: чем беднее человек, тем больше денег давал. А из трёхэтажных коттеджей нас вежливо отшивали, говорили, мол, не нужно нам это озеро. Но общими усилиями, пенсионерскими в том числе, спасли. Анне Алексеевне вон уж почти 90 лет было, а она три тысячи дала. А к одной бабушке вообще не заходили, не беспокоили, уж больно ветхая у неё избушка. Так она сама нас окликнула: «Чего ж, – говорит, – ко мне-то не заходите? Как пенсию получу – отдам деньги на озеро». И принесла потом деньги. Собрали, подписали все бумаги, утвердили ревизионную комиссию, вызвали бульдозеры, экскаваторы, вычистили озеро, отчитались перед людьми.

– Работы было много. Денег не хватило, не все сдали. Пришлось ещё свои добавлять, – вспоминает Николай Павлович. – А что делать? Надо!

Николай Павлович – коренной житель Травкино. На какое-то время уезжал в город, потом вернулся.

– Сначала только лето здесь жил, потом до Нового года… На Новый год в квартиру приезжаю с подушкой под мышкой, на проспект Победы, жена встречает: «О, папа вернулся! Молодец!» А потом обратно перебрался.

Дети сюда с удовольствием приезжают, им нравятся и баня, и природа, и работают здесь с желанием… А я уж двадцать лет живу тут безвылазно.

– Я тоже здесь двадцать лет живу, – вторит Аркадий Ильич. – Перед пенсией купил этот дом. Тут хорошо – сам всё делаешь: воду сам, канализацию сам… Куры у меня есть. А у Николая вон кролики. Возьмёшь его, маленького крольчонка, на руки – хорошенький такой. Знаешь, как хорошо!

Коренной травкинец Николай Павлович вспомнил, что деревня всегда была небольшая – домов тридцать. А сейчас разрослась – домов сто точно есть.

Чуть выше есть ещё одно озеро. Свежее называется. Глубина 14 метров. Вода пригодна для питья.

– Эх, через десять лет нас опять включат в черту Казани, – вздыхает Аркадий Ильич. – Но мы будем всячески препятствовать, – улыбается он. – Нам и так хорошо. Выйдем с транспарантами, посадят нас на 15 суток… Отсидим… Подумаешь!

ВОСПОМИНАНИЯ О ВОЙНЕ

От «тюремного» будущего переходим к военному и довоенному прошлому. Николай Павлович вспоминает, что в Травкино председателем колхоза до войны был его дед.

– Неграмотный, но, похоже, шибко умный. Я его не видел, но, говорят, красавец был. И хулиган. Девчонок любил…

– Как и ты! – подмигивает Аркадий Ильич.

Николай Павлович только отмахивается от таких подробностей и продолжает:

– Секретный сотрудник – сексот – тут завёлся. За дедом наблюдал и докладывал куда надо о его проделках.

– Это просто кляузник, – объясняет нам непонятное слово из прошлого Аркадий Ильич.

– Ага, – кивает Николай Павлович. – В общем, деду сказали: собирай семью и езжай в Казань, иначе поедешь в Сибирь. И прямо перед войной он с семьёй уехал в Караваево. Работал на 22-м заводе. Осенью забрали его под Москву, где он и пропал без вести. Пятеро детей осталось…

– А у меня средний брат ушёл на войну и вернулся, – вспоминает Аркадий Ильич. – А в 1965 году вышла книга памяти в Аксубаево, он там жил, и написано: «Сычёв Владимир Ильич. Погиб в Югославии в 1945 году. Похоронен там-то…» Я говорю: «Володь, ты что живёшь? Тебя ж уж давно нет!»

А его, когда бомбили, завалило в окопе. Все ушли. А потом, когда похоронщики шли за армией, услышали стоны из-под земли, откопали людей. А писарь уже написал, раз в строю нет, среди раненых нет, значит, погиб. Похоронку отправили матери.

– Это не ужас, это жизнь, девушки! Жизнь – она сама по себе ужас, – оптимистично заявляет Аркадий Ильич. – Только ужас, связанный с радостью, с переживаниями. А радость ведь тоже переживания. Как и любое несчастье. Только маленько на другом краю. Палка, и та имеет два конца, и жизнь имеет два конца, один из которых – начало.

– Он у нас профессор! – с гордостью говорит Николай Павлович. – А я простой шофёр. А мы с ним сдружились. И порой наговориться друг с другом не можем, такой он интересный человек.

– В какой области профессор? – пытаемся уточнить.

– В трепотне, – смеётся Аркадий Ильич и не позволяет себя фотографировать. – Вон Николая фотографируйте, он у нас фотогеничный. Он в деревне староста. Я его называю Пан атаман Таврический.

МАЛАЯ РОДИНА С БОЛЬШОЙ БУКВЫ

Пан атаман только смеётся и рассказывает, сколько в детстве у местных жителей скотины было.

– Траву всю живность съедала, даже, помню, мальчишкой в футбол играли, около озера футбольное поле было – ни травинки! А сейчас всё зарастает, зарастает… Клуб был, магазин был, а сейчас всё – в Кирби. Там сельсовет. Тамошнему сельсовету не до нас.

– Казалось бы, маленькая деревня… – Аркадий Ильич будто подводит итог нашему сегодняшнему путешествию. – А в любой части России человек связан с деревней. Малая родина не зря же говорят. Город – он претендует лишь на место жительства. Это не родина. Это какой-то агломерат. А в деревне у человека есть связь и с природой, и с погодой, и с домом. Тут всё родное. Навсегда. Помню, как я в детстве гусей пас. Беркут унёс двух гусят. Я испугался. Думаю: убегу я в Тамбов, в детский дом (прочитал где-то про него). Дошёл почти до районного центра, но вернулся, струсил. Или не смог.

Читать еще:  Рыбалка шумашь рязань

– Он в семь лет остался без мамы, без папы и дожил вот до восьмидесяти лет, – добавляет Николай Павлович.

Травкино расположено в Лаишевском районе. Путь туда лежит через Усады, в сторону Атабаево. Поворот на Травкино не провороните – есть указатель. Всего от Казани до деревни – 35 км.

Местные рассказывают, что жил здесь когда-то барин Травкин. Была у него знатная усадьба. И всех крестьян в Травкино и в окрестных деревушках называли барскими. Осталась от барского дома только посадка акации – она как ограда у сада была. Соседних деревень, которые намного больше Травкино были – Соломыково, Степановка, Степанцы, – не осталось. Нет их больше, а Травкино сохранилось. В чём секрет? Говорят, что благодаря озеру. В царские времена народ селили только у водоёмов. Нет озера – нет деревни. Есть озеро – есть деревня. Вот и весь секрет.

Аркадий Ильич говорит, что рос в такой же деревне, как Травкино. В соседнее село ходил в школу учиться – три километра пешком. Потом в восьмой класс, в другую деревню – 7 километров.

– С закрытыми глазами мог дойти до школы и обратно, так хорошо знал дорогу. Карабкаться в жизни надо, карабкаться!

Травкино расположено в Лаишевском районе. Путь туда лежит через Усады, в сторону Атабаево. Поворот на Травкино не провороните – есть указатель. Всего от Казани до деревни – 35 км.

Местные рассказывают, что жил здесь когда-то барин Травкин. Была у него знатная усадьба. И всех крестьян в Травкино и в окрестных деревушках называли барскими. Осталась от барского дома только посадка акации – она как ограда у сада была. Соседних деревень, которые намного больше Травкино были – Соломыково, Степановка, Степанцы, – не осталось. Нет их больше, а Травкино сохранилось. В чём секрет? Говорят, что благодаря озеру. В царские времена народ селили только у водоёмов. Нет озера – нет деревни. Есть озеро – есть деревня. Вот и весь секрет.

Аркадий Ильич говорит, что рос в такой же деревне, как Травкино. В соседнее село ходил в школу учиться – три километра пешком. Потом в восьмой класс, в другую деревню – 7 километров.

– С закрытыми глазами мог дойти до школы и обратно, так хорошо знал дорогу. Карабкаться в жизни надо, карабкаться!

Фото: Ната Смирнова

Журнал «Татарстан», 2017.

Последнее обновление: 4 декабря 2019, 14:09

Июньская прогулка на Ладожское озеро и скалистые озера рядом (в Кузнечном).

В конце июня мы совершили пеший поход на Ладожское озеро, целью которого было показать красоты карельской природы (напомню, что географическая Карелия — это не республика Карелия, а территория от северных окраин Петербурга до Финляндии, куда Карелия тоже заползает), с ее лесами, скалами и озерами. Поход был однодневным и не особо сложным, чтоб даже не особо подготовленные люди могли за день увидеть разные красивые места. Первой точкой нашего маршрута было озеро Суури.

Озеро Суури примечательно тем, что один берег представляет собой высокую скалу, местами отвесно уходящую в воду. Оно расположено вблизи шоссе Сортавала. Но отдыхающих тут нет, так как пляжей и удобных заходов в воду не имеется, только рыбацкие стоянки, удочку закидывать удобно — у скал сразу начинается глубина. Трое из нас все же искупались, исследовали озеро и таким образом. Вода у берега мутная, дальше прозрачная, теплая. На дне в основном трава и упавшие сверху листья.

После привала на озере — идем к берегам Ладоги. Здесь уместно дать небольшие технические сведения о нашем походе. Выехали мы в 9.58 с Девяткино (билет до Кузнечного и назад стоит 726 р), вышли в поселке Кузнечное в 12.47, оттуда пешком шли по шоссе до Сортавалы, далее направо, потом по тропке в лес. И было в группе нас целых 28 человек.

Дорога до Ладожского озера очень разнообразна. Это тропинка, которая то идет вдоль скалы, то становится мокрой и грязной, проходя среди трав, то выходит на возвышенность, где постепенно начинается скальный ландшафт. Пройти ее можно за полчаса, но впервый раз идешь дольше, тренируясь обходить лужи. Дойдя до скалистой горы, сделали привал, ожидая отставшего в лесу товарища.

На горе осматриваем старинную каменоломню, где во времена еще Российской Империи добывали гранит. Здесь красиво.


Потом поднимаемся на вершину горы. Оттуда открываются прекрасные виды на Ладогу, на ее многочисленые островки — шхеры.





Дальше спускаемся с горы вниз, чтоб полюбоваться на побережье Ладожского озера. Спуск не особо сложен, но местами бывает скользко, особенно там, где мхи и лишайники, поэтому идти надо аккуратно.

Вот мы и внизу. Ладожское побережье очень разнообразное — здесь и галечные пляжи, и местами песочек, и скальные берега


Вода прозрачная. Хотя и не так прозрачна, как в окрестных озерах, но все же видимость в ней достаточно хорошая.

Идем по берегу, любуясь гранитными берегами.

Многие из нас тут искупались. Купаться в прозрачной воде приятно, но очень холодно! Мы окунались в Ладогу в мае, ровно месяц назад. Такое ощущение, что за месяц вообще ничего не изменилось! И это при том, что озера вокруг — теплые, так что на погоду данное явление списать никак нельзя! В общем, купание здесь — бодрящий экстрим! Два года назад я купался здесь в сентябре, тогда было теплее, чем в июне, видимо она очень долго прогревается — и долго остывает.

Впереди показалась туча, да и многие хотят уехать поездом в 18.26, поэтому, посидев здесь 45 минут, мы поднимаемся вновь на гору, чтоб отправиться обратно.

По пути заходим на озеро Узкое, что рядом с тропинкой, и делаем несколько фотографий. Озеро тоже красивое, но удобных подходов к воде нет. Только в одном месте были, судя по плавающим в воде бревнам, мостки, но кто-то их сломал. Видимо, сюда тоже ходят только рыбаки.



А дальше наша группа разделилась. Часть устала и поехала домой на электричке. А другая часть хотела еще погулять, ведь есть еще одна электричка — в 20.24. Погода была очень хорошая, жарило солнце, и уезжать так рано в город не хотелось. И я повел группу на красивое озеро в 35 минута ходьбы от станции — Окуневое (оно же Ратное, оно же Малое Травкино). Озеро известно своими уходящими в воду скалами, а также чистейшей водой.

Чтоб дойти до Окуневого озера, надо перейти железнодорожный переезд, а потом двигаться на север вдоль железной дороги по шоссе. Между электричками было два часа, а это значило, что у нас будет около 45 минут на отдых возле замечательного озера, посреди гранитов и сосен.

В отличие от Ладоги, здесь нет ветра, вода теплая, очень прозрачная, но зато есть и другие люди, так что на тишину можно не рассчитывать. Правда, в нашем случае, время уже было вечернее, поэтому на озере было людей не так много. Часть из нас искупалась по третьему разу. После ледяной ладожской воды — здесь ощущаешь себя словно в теплой ванне.

Девушки с удовольствием фотографировались на камнях.



Окуневое озеро — одно из моих любимых мест, и оно всегда нравится тем, кого привожу сюда отдохнуть. Кстати, если пройти немного дальше — то будет озеро Травкино, часть из которого уже стала страдать от гранитного карьера, подобравшегося к его берегам, но остальная часть остается живописной и приятной для отдыха. Там тоже скалы по берегам, только еще больше, тоже чистая и прозрачна вода. По сути, Травкино и Окуневое озера — единое целое, разделенное маленькой косой, на которой растет камыш и несколько тонких деревьев, причем еще недавно там текла вода.

Но для посещения озера Травкино — надо отдельный поход, чтоб было много времени. Поэтому мы ограничиваемся в этот день лишь тем, что любуемся красотами Окуневого озера, а потом идем на электричку 20.24, чтоб вернуться домой. Прибыв за 15 минут за поезда, с трудом успели попасть в магазин, так как туда выстроилась огромная очередь из молодняка, желающего купить сигарет и выпить. Затем сели в электричку и вернулись в Девяткино в 23.07. А я завершу рассказ несколькими фотографиями с последнего озера, чтоб лишний раз все читающие осознали: побывать в красивых местах, повидать необычную природу, вырваться в другие края — не так сложно, все это можно успеть сделать за один день, главное — желание! И если это вы сделаете — наша щедрая природа, которой богаты окрестности Петербурга, подарит вам много приятных эмоций!

Источники:

http://travel-society.livejournal.com/208485.html
http://100.tatarstan.ru/rus/travkino-v-poiskah-zelyonoy-travi.htm
http://100.tatarstan.ru/rus/travkino-v-poiskah-zelyonoy-travi.htm
http://spb-09.livejournal.com/9086024.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector