1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Сергеевичи озеро рыбалка

Сергеевичи озеро рыбалка

Эти водоемы вы вряд ли найдете на карте. Вот сейчас, перед написанием этой статьи, я еще раз пересмотрел все имеющиеся у меня географические карты и атласы, но нигде так и не обнаружил торфяных разливов в том виде, в котором они существуют на самом деле.

Везде была изображена лишь сетка отработанных мелиоративных каналов, которых уже давно полностью или частично поглотила вода и угадать их берега зачастую можно только по кустам и обломкам сухих деревьев, а найти фарватер — при помощи зимней удочки. И если вы хотите быть с уловом, то сделать это вам непременно придется – подо льдом основное рыбье население торфяников сосредоточено именно по таким затопленным каналам. Но я забежал далеко вперед, о рыбалке мы с вами обязательно поговорим чуть позже, сейчас же я попробую немного описать интересующие нас водоемы, раз уж их нет на карте.

Когда вы будете ехать на озеро Сергеевское, что в Пуховичском районе, со стороны городского поселка Руденск, ваше внимание обязательно привлекут просторные водоемы по обе стороны дороги. Поначалу вы, вероятно, удивитесь их наличию, а затем усомнитесь в пригодности для рыбалки, но я советую вам не торопиться на Сергеевское. Если это лето, то лодок вам, наверное, все равно уже не хватит, а если, как сейчас, зима — то вы просто уедете подальше от довольно любопытных мест.

Подобные водоемы меня всегда интересовали. Ведь только образовавшиеся на месте старых торфоразработок разливы могут похвастаться труднодоступностью, плохо читаемой береговой линией, непредсказуемым донным рельефом и особенным видовым составом рыб. Причем всем этим вместе взятым. А начнем с труднодоступности.

«О какой труднодоступности идет речь, если разливы расположены вдоль дороги», — вполне справедливо заметит иной читатель. Что ж, в чем-то он будет прав, но это если не вдаваться в подробности. А они таковы, что разливов в районе все той же деревни Сергеевичи великое множество. В свое время я насчитал никак не меньше 20, но уверен, что цифра это сильно занижена. Легко добраться (как в нашем случае — прямо с трассы) можно лишь до 3-4-х. Но они сильно посещаемы, поэтому, если есть время, я бы посоветовал поискать что-нибудь более скрытое от людских глаз. Благо, сейчас зима, и шансов добраться до мест обетованных у вас больше, чем в любое другое время года.

Но словах сложно описать дорогу к запрятанным от автострад разливам, да и не возьму я на себя такую ответственность — как бы потом не прослыть Иваном Сусанином, — поэтому укажу лишь примерное направление, а дальше решайте сами — искать разливы самостоятельно или прибегнуть к помощи проводников из местных или бывалых. Проконсультироваться вы можете также с работниками лодочной станции на озере. Как правило, это местные жители, сами толком не рыбачат, но рассказать могут много полезного. Можно добавить, что в конце деревни Сергеевичи, перед озером, есть охотничье-рыболовная база. Говорят, работает она круглый год, но зимой никто из моих знакомых в ней не останавливался. Да и летом мы предпочитаем ночевать под открытым небом. Благо, места хватает.

Итак, кроме тех торфяников, которые хорошо просматриваются с дороги Руденск—Шацк, вы можете побывать на так называемых Лукойловских разливах — для этого вам следует в Сергеевичах на Т-образном перекрестке у магазина повернуть налево на Ковалевичи (Шацк), а затем, метров через 400, направо. Лукойловские разливы также вполне доступны для автотранспорта и потому довольно посещаемы.

Следующая часть разливов начинается между деревнями Теребель и Кристамполье и продолжается до озера Сергеевского (ориентируйтесь по узкоколейке). Среди них есть такие, где практически в прямом смысле не ступала нога рыболова, в первую очередь по причине их труднодоступности. В этом году один мой товарищ пытался пробраться на один из таких известных нам «затерянных раев», но безуспешно — было слишком много воды. Ступая пешком, можно легко угодить в канал, который и при обычном уровне имеет глубину метра 2-3, а на лодке здесь не проедешь. Приходится дожидаться зимы.

Разливы севернее озера Сергеевского не такие непроходимые, как Теребельские, но они довольно мелкие и заросшие. Большинство удильщиков предпочитает рыбачить на самом озере. Лишь браконьеры из местных, дабы спрятаться от посторонних глаз, нередко здесь промышляют.

Самые же перспективные, обширные и посещаемые разливы находятся западнее и юго-западнее Сергеевского озера. Не зря же часть из них является арендованными. Хотя аренда эта довольно странная и чисто формальная, по крайней мере, что касается любительского рыболовства. Арендаторов на разливах мы видели всего дважды, да и то они не стали требовать с нас платы за рыбалку, а лишь поинтересовались, что ловится. Как мне сказали, обычно они подъезжают за оплатой «по праздникам», когда большое скопление рыболовов. Другое дело — само Сергеевское озеро. Порыбачить там «зайцем» вам вряд ли удастся. Получается, что рыбаки на разливах предоставлены сами себе. Тем лучше для них — можно идти куда глаза глядят.

Общее представление о водоемах, думаю, у вас уже сложилось. Извините меня за пространность рассказа, но таковы эти водоемы на самом деле — более-менее точно описать их расположение, а тем более береговую линию, очень сложно. Поэтому предлагаю остановится на тех, которые поддаются описанию лучше всего, да и знакомы мне довольно неплохо. Это все те же разливы у дороги с Руденска.

Итак, по правой стороне вы можете наблюдать два относительно больших водоема. Чуть дальше от них слева и справа есть еще по одному поменьше, а затем еще и еще (на восток они доходят почти до поселка Правдинский), но, чтобы не путать читателей, их я касаться не буду.

Между собой разливы разделены полоской суши, в начале которой удобно ставить машины. Можно остановиться в конце разливов, места там больше, но тогда вам придется долго топать, если вы захотите порыбачить на другом, ближнем к Руденску разливе. В любом случае поторопитесь — в начале зимнего сезона, а несмотря на январь, именно оно у нас сейчас и наблюдается, места эти весьма посещаемы и посему приезжать советую затемно. В первой половине зимы здесь бывает негде поставить не только машину, но и ставки. Разливы замерзают обычно одними из первых и когда, скажем, на Минском море еще гуляет вода, здесь уже бывает лед сантиметров 10. Именно таким положением дел я и был однажды сильно удивлен. Лишь с наветренной стороны, куда согнало снег, лед был несколько тоньше и даже иногда похрустывал.

Разлив, расположенный слева от перешейка, — один из самых крупных вообще в районе Сергеевич. С одной стороны, тут есть, так сказать, где разойтись, но с другой — сориентироваться новичку, где лучше начать рыбалку, бывает очень сложно. Как я уже говорил вначале, самыми перспективными местами являются затопленные каналы. Обнаружить их можно по полосе кустов, торчащих надо льдом. Когда-то это были берега, теперь стали опознавательными знаками, которые позволяют хоть примерно ориентироваться на местности. На большом разливе такие кусты-ориентиры зачастую бывают затопленными, поэтому приходится береговую линию дорисовывать мысленно. Расположена она, как правило, параллельно дороге, по которой мы с вами приехали. Самое интересное, что именно у такого бывшего берега и можно найти максимальные глубины. Причем это относится ко многим разливам. У одного из кустов как-то мы с приятелем обнаружили порядка 2,5 метров при средней глубине по всем торфяникам около метра. Неудивительно, что вся рыба была сосредоточена именно в этом районе. Возможно также, что на дне здесь бил родник, что на разливах случается, и причина концентрации рыбы была еще и в этом. Тем не менее, на небольшом участке мы и обосновались с удочкой и мормышкой. Однако перед этим расставили ставки.

Вообще, разливы зимой привлекают именно ставочников. Редко кто уезжает отсюда без добычи, но и нечасто рыболовам случается поймать трофей. Обычно улов состоит из небольших 400-500-граммовых щурят. Их же зачастую без зазрения совести долбят и на балансиры. В связи с этим хотелось бы лишний раз воззвать к рыболовной общественности — не гонитесь вы за легкой добычей, ведь десяток-другой несмышленых «карандашей» отнюдь не украсят ваш рыбацкий авторитет. А ведь на разливах есть действительно трофейные экземпляры, которых стоит поискать. Работники лодочной станции на озере рассказали, что позапрошлой весной на одном из разливов, примыкающих к нашему, на блесну поймали «крокодила» килограммов на 13.

Ставки лично я обычно располагаю параллельно фарватеру канала, по обе его стороны и по возможности ближе к кустам. Щука стоит обычно там, и наша с вами задача — выманить ее при помощи рыбки-приманки. В качестве последней можно преспокойно использовать магазинных карасиков — они не будут для местной хищницы в диковинку, так как водятся здесь в достаточном количестве. Однако что интересно — не брезгует торфяная щука и пескарем. Могу со 100-процентной уверенностью сказать, что в разливах он не водится, но, тем не менее, хищница его не опасается. Нередко на небольшого карасика попадается и окунь. Полосатые здесь достигают приличных размеров, но ни мне, ни моим знакомым поймать таких не удавалось. Даже на ставки попадались экземпляры не больше 200 грамм. Более крупных я видел весной у берега и дохлыми — бедолаги не пережили суровую зиму и погибли от нехватки кислорода. К слову сказать, заморы здесь случаются часто, но массовая гибель рыбы наблюдается редко. Одной из таких исключительных зим была прошлогодняя, но тогда, как вы знаете, от заморов пострадали многие водоемы. На некоторых аналогичных торфяниках щука почти полностью вымерла. К счастью, на Сергеевичах все обошлось, хотя можно представить, сколько щуки было выловлено браконьерами на так называемой продухе. Здесь я хотел бы обратить внимание инспекторов и тех, кто неравнодушен к сохранению рыбных богатств данного региона — не позволяйте местным жителям мешками промышлять задыхающихся щук. И я не голословен — о подобных фактах, случающихся здесь ежегодно, знаю не понаслышке. Но мы, однако, отвлеклись от рыбалки.

Давайте от ставок перейдем к другим способам ловли. Что касается охоты за хищниками, то перспективным бывает ужение на зимние блесны и балансиры. Сезон такой ловли длится недолго, но во время него вы вряд ли останетесь без улова. Некоторые мои знакомые специально ездят в начале зимы именно на Сергеевские разливы, дабы оттачивать мастерство отвесного блеснения или осваивать ловлю на балансиры. Что касается местных рыбаков, то они предпочитают балду. Вот только ходят с ней чаще не по разливу, где, как я уже отмечал, бывает сложно вычислить перспективный путь для облавливания, а по отдельно расположенным каналам. Один из них находится слева от разлива и, заворачивая, располагается почти перпендикулярно дороге. Второй все время идет параллельно трассе, а затем, несколько раз пересекаясь другими каналами, соединяется с каналом, который, в свою очередь, имеет связь с Птичью.

Читать еще:  Рыба сивач

Вот этот второй и один их самых длинных и главных каналов наиболее интересен. В северной части разлива он вплотную к нему примыкает, и здесь мне приходилось ловить на мормышку окуньков. Но это больше так, для баловства — больший интерес представляет канал дальше. Однажды мы случайно вышли на него с разлива, пролезли сквозь кусты и сделали несколько лунок. Каково же было наше удивление, когда глубина в канале оказалась ни много, ни мало, а целых 6 метров! Причем всего в нескольких метрах от берега. Наиболее опытные и усидчивые рыболовы ждут поклевки именно здесь. Провести за этим занятием можно немало времени, но зато, в конце концов, быть вознагражденным за усилия и терпение настоящим трофеем. Кстати, именно здесь, на канале, я поймал прошлой зимой ерша. Оказывается, есть эта рыба и на торфяниках. К слову, летом в браконьерские сети на канале попадается лещ до 2,5 килограммов. На удочку, насколько я знаю, никто его не ловил. Видимо, лещ заходит с Птичи, но к осени пропадает.

Чего, кстати, не скажешь о плотве. Она так массово стремится зайти в разливы из Птичи, а происходит это в конце апреля — начале мая, что у устья канала мне приходилось наблюдать целые полчища белой рыбы. Что ее привлекает на разливах? Думаю, возможность хорошего нереста. Вода здесь прогревается быстро и как следует, водорослей и надводной растительности тоже полным-полно, — благодать, да и только. Однако ближе к зиме плотвы становится гораздо меньше. Вероятно, часть ее все же уходит обратно в Птичь, а оставшиеся зимовать прячутся по глубоким местам. И поискать такие места стоит. Плотва на разливах попадается вполне приличных размеров. В позапрошлом году я открывал сезон именно на описываемом разливе и уже в самом начале рыбалки был вознагражден несколькими неплохими плотвицами с темным торфяным оттенком. На льду, припорошенном снегом, рыбы выглядели настоящими красавицами. Напоследок одна из таких красавиц после отчаянного сопротивления унесла с собой мормышку. В то время, как я искал плотву при помощи мормышки и мотыля, мой товарищ ловил на безмотылку и добился еще больших результатов. Причем у него вперемешку с плотвой попадались и неплохие окуни.

В прошлом году мы открывали сезон уже на втором разливе, расположенного слева от перешейка и, соответственно, от импровизированной автостоянки. Несмотря на то, что по размерам он меньше предыдущего, рыболовов здесь обычно бывает больше. Затопленные каналы расположены более беспорядочно, но они лучше просматриваются. Здесь были неплохие результаты по хищнику, но вот плотву найти не удалось.

Стоит сказать несколько слов о красноперке. До поздней осени большие скопления этой рыбы снуют у самого берега. Сколько я ни пытался поймать их на маленькую блесенку — ничего не получалось. А вот на удочку после обильной прикормки красноперые рыбки клюют вплоть до ледостава. И не только на основных разливах, но и других, более мелких. В этом году хорошие уловы красноперки были отмечены по осени на большом Лукойловском разливе. Так вот, в связи с вышеприведенной информацией вызывает определенный интерес ловля красноперки со льда. Безусловно, в водоемах она присутствует и в это время года — ни в какую спячку, по крайней мере в начале зимы (имеется в виду рыболовная, ведь в этом году она задержалась), красноперка не впадает. Могу сказать только то, что рыбки собираются в очень большие стаи и держатся каких-то определенных мест. Задача рыболова состоит в том, чтобы найти такие стоянки зимней красноперки, привлечь ее с помощью прикормки и удерживать на месте во время ловли. Вроде все просто, но на самом деле, задача не из легких и главное в ее решении — задаться целью. Многое зависит и от погоды. Один из недавних сезонов на разливах был по-настоящему «красноперным» — эти рыбы клевали довольно долго и хорошо. Затем снова наступило затишье.

Насколько я знаю, редко кто из посещающих Сергеевские разливы уделяет внимание поиску крупного окуня и ловле плотвы, не говоря уже о красноперке, — в основном довольствуются легкой добычей щурят. Между тем разливы имеют и другую, не менее интересную сторону. Она еще мало изучена, но все в ваших руках.

На фанеру. Озеро в Сергеевичах.

Озеро в Сергеевичах славится карасем. Водится в нем и другая рыба: изредка попадается линь, иногда на крючке оказывается плотвичка, на глубинах жирует щука. Но главная прелесть Сергеевичей — серебряный карась. Рыба эта весьма привередлива. Иногда по несколько суток постится и не хочет у самого носа замечать наивкуснейшую наживку.

Но вот в рыбьем царстве-государстве чьим-то неукоснительным повелением объявляется разговение. И-и-и — Боже мой! — что тогда творится на Сергеевичах! Дружно, как по команде, рыбаки начинают вываживать жирных карасей. Серебристые увальни лениво похлопывают хвостами по чистой глади озера. И что это за волнующее «хлюп-хлюп», что за сладкая музыка рыбацкого счастья!

Но это упоение, как правило, продолжается недолго. Все реже подает звук выловленная добыча, все тише гомонят счастливчики. А потом опять тишина. Застыли гвоздями вбитые в плоскость озера поплавки, и ни один провидец на всем белом свете не отгадает, когда у карася вновь прорежется аппетит.

В такое вот безвременье Дмитрий Петрович уловил еле заметное шевеление поплавка. Он долго ждал этого момента, но гусиное перо, окрашенное в яркую киноварь, только подрагивало. Петрович чертыхнулся и яростно подсек. На крючке трепыхалась маленькая плотвичка.

Хранить эту мелочь негде, она свободно уйдет между ячеями его садка. А ведь рядом в большой прогалине водяного осота несколько раз бурлила щука. Никакой снасти на эту хищницу рыболов с собой не захватил. Однако на всякий случай заглянул в рюкзак. На дне мешка покоился отцеп — метров десять толстой лески, намотанной на кусок фанеры, со свинцовым грузилом специального изготовления.

На эту леску Дмитрий Петрович привязал тройник, прицепил плотвичку и, не сматывая снасти с фанерной полоски, забросил подобие жерлицы на глубину.

. Он вспомнил о своей снасти под вечер. Уже пора было собираться домой. Там, куда он забросил фанерку, ее не оказалось. Он начал тщательно осматривать заросли осота и обнаружил ее метрах в пятидесяти от того места, где рыбачил.

Петрович поднял фанеру, потянул леску и сразу почувствовал: на тройнике большая рыбина. Вначале она дрогнула, потревоженная потяжкой, а потом. Потом двинулась на открытый плес, где глубина до пяти метров и. потянула за собой лодку. Щука!

Он позвал нас на помощь. Прежде всего, мы поспешили поставить Петровича на якорь. Тогда-то и началось настоящее противоборство. Рыболов старался подтянуть щуку к лодке. Щука упрямо рвалась на глубину. А мы, выставив объемистые подсачеки, изготовились принимать могучую хищницу.

Ждали долго. Было заметно, как устал Петрович. Но устала и щука. Напоследок она дала высокую свечу, плюхнулась хвостом в воду и вдруг разом перестала сопротивляться.

Петрович наматывал леску на весло. Наконец мы увидели его добычу. В длину она была не очень страшна — чуть больше метра, но вот в объеме напоминала поросную свинью с отвисшим, тяжким брюхом обжоры. Спина ее отливала зеленью воронова крыла, а брюхо было не белое, а почти оранжевое.

Брали ее двумя подсачеками. С трудом взгромоздили в лодку и только тогда заметили, что спина охотничьей куртки Петровича вся мокрая от пота.

Весила красавица четырнадцать килограммов. Ее высушенная морда висит у меня на стене. Любопытным объясняю, что трофей не мой. Подарен мне искусным рыболовом и очень хорошим человеком.

Позапрошлым летом довелось мне побывать на одном из небольших подмосковных озер, затерянном среди лесов и болот на границе трех отдаленных районов. Цивилизация не добралась туда даже в наши дни. Большинство окрестных деревень остались лишь в воспоминаниях или на старых картах, а стаи комаров всю первую половину лета выступали невольными защитниками окружающей среды: дикари-туристы и дачники не испытывали особого желания оставаться надолго в этом комарином царстве. Лишь в конце июня становилось немного полегче.

Озеро небольшое, любители порыбачить на просторе могут принять его скорее за большую лужу, но два его качества заставляют относиться к нему с невольным почтением.

По подмосковным понятиям, оно бездонное — глубиной около сорока метров. Вода в нем целебная, чистая — и потому кое-кто из подмосковных и даже московских рыболовов все же переселяется сюда на все лето.

Рыбы в озере много. Мирные рыбешки живут припеваючи за счет комаров, мошкары и прочих насекомых, имевших неосторожность упасть на воду. А многочисленные стаи прожорливых окуней и коварные щуки вряд ли могут пожаловаться на отсутствие плотвичек и уклеек, от которых в некоторых местах кипит вода.

. Рыбалка приносила мне истинное удовольствие. То и дело вечерами в камышах слышались всплески — как будто плашмя бревно уронили в воду. Или на одном из плесов вдруг появлялись буруны и мелькал хвост крупной щуки, догнавшей свою жертву у самой поверхности. И загоралась душа, рука тянулась к снастям: [I]»Мне бы поймать такую. «[/I]

Как-то раз я ловил на «дорожку» и, проплывая через одно из злачных мест, зацепил щуренка. Прочесав этот участок пять или шесть раз, я поймал еще одного и щуку килограмма на два.

«Старшего товарища» я решил сохранить живьем — через три дня надо было ехать в Москву по делам, вот и будет подарок. Привязал щуку к колышку невдалеке от берега, на метровой глубине. Время пролетело незаметно. И вот, наконец, долгожданный момент — снимаю рыбу.

Читать еще:  Рыбалка в уржуме кировской области

Подняв над водой щуку, я случайно замешкался. И вдруг. Щука сделала резкое движение, раздался смачный всплеск. В лицо полетели брызги. В моей руке осталась целехонькая веревка, на которой болталась сломанная проволока. Эта алюминиевая предательница уже давно перегнулась, а я ц не заметил. Примерно полминуты я находился в каком-то дьявольском оцепенении. Какой позор! Упустить щуку, и таким идиотским способом — нарочно не придумаешь. Немного придя в себя, я машинально глянул туда, куда ухнула моя добыча и. Сердце мое забилось еще сильнее. Я увидел ее. Лежит себе спокойно на дне и, кажется, не думает уплывать.

Решение созревает моментально. Протягиваю руку и. ах ты черт! подсачек-то остался на берегу. Что делать?

До берега — раз веслом махнуть. Веслами шум подниму — спугнуть недолго. Попытаться схватить руками — вероятность ноль целых ноль десятых.

— Эй! — закричал я. — Есть кто-нибудь на берегу?

Прибежал Борис из соседнего лагеря. В двух словах я объяснил ему суть дела. Он помчался за подсачеком, который, конечно, где-то затерялся.

Наконец он его отыскал, прыгнул в лодку и самым тихим ходом поплыл ко мне.

Щука ничего не заподозрила. Даже странно — лежит и не шевелится, хотя я умудрился уже пару раз неосторожно качнуть лодку, да и Борис по воде веслом шлепнул. Вполне могли спугнуть, но раз уж она все еще здесь, то я решил пойти на авантюру: попытаться захватить щуку подсачеком без страховки. Когда нет другого выхода — и авантюра кажется спасением.

Опускаю подсачек сантиметрах в тридцати от щучьей головы. Щука лежит спокойно. Это вызывает у меня соблазн подвести горловину вплотную к рыбине, чтобы было наверняка.

Двигаю подсачек. Стараюсь не мутить воду — дно сорное. Взгляд прикован к щуке. Малейшее движение — и будь что будет! Ближе. еще ближе.
Остаются сантиметры, считанные сантиметры. За мной наблюдают Борис и еще один рыболов — к счастью, понимают, что давать советы бесполезно.
Я едва дышу.
Щука пошевельнулась — и в ту же секунду я изо всех сил зачерпываю грязь, сор, водную растительность — и выхватываю все это на поверхность. Но среди всей этой грязи в сетке яростно заколотилась моя пленница.
Упущенная и пойманная второй р

Такая разная рыбалка

Озеро Лужъер, как и все лесные озера, скрытно и таинственно. Мне всегда казалось, что здесь живет местный лешак, зыбочник, лесной дядя, ну, то есть Хозяин лежащих окрест лесов и этого Озера. Сказки сказками, но, помнится, брал с собой на озеро детей, еще мальчишек тогда, и попросил у местного Хозяина удачи. Попросил искренне, мол, детям показать озеро, вдохнуть страсть к рыбалке. Когда еще вместе приедем с пацанятами?

Фото: Александр Токарев.

Конечно, язычество, но, кажется, не были славянские предки, живущие в ладу с природой, такими уж наивными и слабоумными, обращаясь за помощью к Даждьбогу, Стрибогу и Макоши?

Слишком зависимы были от капризов ветра, солнца, дождя, снега.

Помог и в этот раз местный лесной и озерный дядя.

Дал нам достаточно крупной и средней щуки, окуней и мелких, и горбачей, которые не всегда здесь ловятся со льда.

Может, и случайность, но больше ни разу не попадали мы здесь на такую рыбалку.

Наверное, потому что не приезжали сюда в том же составе и с надеждой наивно-искренней на помощь Хозяина Озера.

С того времени много прошло зим.

Построенная мной и отцом рыбацкая землянка разрушилась.

Проломило ее крышу тяжелым снегом, а рядом с жильем пролегла широкая и странная просека из лежащих деревьев, вырванных с корнем или сломанных, как спички.

Рядом с погибшими деревьями стояли совершенно нетронутые сосны. Видимо, Хозяин разбушевался, когда на озере был разбой «электроудочников» и приходили сюда недоноски, выбивающую рыбу и вырубающие живой лес. Разбушевался и покинул эти места.

А потом и горело Озеро вокруг. Добавилось проплешин-горельников. Но не погибло. Так и ловится здесь окунек, бывает, говорят, и щучка схватит живца.

Но мы сюда почти перестали ездить. Так, иногда пройдем по лесной тропе на синий озерный лед: подышать воздуха смолистых боров и багульников, подергать окуньков.

Читайте материал «Оазис счастья»

Мелких и черных, которых называют здесь «конголезцами». Больше ностальгия, чем полноценная рыбалка.

За окунями лесного озера

Так и сегодня. Времени у меня только один день. Далеко не поедешь с ночевкой и жерлицами. Словом, решил заглянуть на озеро своего детства — лесной Лужъер. Прошел по тропе, хрустящей свежим снегом, и вышел к светлому и широкому необхватью. После лесной сумрачной чащи — это свободный простор, наполненный белым светом снежной озерной целины.

Хотел, было, тут же, у тропинки, пробурить первые сигнальные лунки в лихорадочном нетерпении, но нет, лучше пойду к камышу, где и были пойманы все самые крупные щуки и окуни. Удивительно, как теснятся те самые крокодилы на семь с половиной кило в озере, где глубины не больше двух метров?

А в этом торфяном междюнном озере глубже только в одном месте — за другим островком камыша, где, кажется, около трех метров глубины… Но там, видимо, выходит болотный газ со дна, так как на выставленных жерлицах тут же задыхаются окуни-живцы.

У камыша балуюсь ловлей окунишек. Клюют, «черномазики», весело и жадно. Некоторые до того черны, что отливают синевой. Вскоре набралось их с три десятка. Поставить, что ли, жерлицы, так, для проверки? Все равно уже наскучило ловить мелочь и дышать воздухом, пусть и чистым.

Выставляю десяток снастей за камышом по проверенным местам и щучьим тропам. Но уверенности нет. Слишком капризно озеро.

Когда я уже забыл о жерлицах, слушая новости и музыку по приемнику, вдруг что-то заставило меня взглянуть на лед. Там алел флажок. Подъем.

Вскоре рядом с рюкзаком билась на льду щучка на полтора кило, а там и другая взяла. Не оставило Озеро и в этот раз без хорошей рыбы. До встречи, Лужъер.

Утренние подлещики

Утром идем на пригородную речку, не замерзающую всю зиму, если спуститься ниже городской плотины. Да и у самой плотины — сплошные промоины. Здесь и в самые морозы лед ненадежный. Видимо, вода теплая от близости города.

Фото: Александр Токарев.

Уходим ниже железнодорожного моста, подальше от так называемой цивилизации. Бредем тропинкой среди синих поутру сугробов, покрытых за ночь жестяной коркой наста. Как-то необычно видеть заснеженные еще берега, а под ними быструю открытую воду, в которой расходятся круги от лукавых игр мелкой верховки-чики.

Читайте материал «Турухтан: кулик-боец»

Иногда под кустом и довольно крупный хвост шлепнет по воде. Видимо, вспугнули язенка или подлещика, дремавшего у берега. От наших шагов рыба встрепенулась и пошла к середине реки. Спросонья, наверное, не сориентировалась и слишком высоко забрала — показала на поверхности торопливую черную спину…

— Э-э, да это лещ! — удивился Сергей, словно бы и не знал, что здесь лещи водятся.
— Чего это он наверх забрался? — не менее удивленно интересуется Рома.
— Дык, если ты ему по голове своими сапожищами прошелся. Полезешь тут наверх! Знаешь ведь, как в воде слышно, если по берегу топать, — как всегда точно и цинично комментирует Леня Маленький.
— Откуда мне знать, я плавал там, что ли, — ворчит Рома.

Встаем за поворотом, где река бьет струей в обрывистый противоположный берег. Я собираю удочку-донку с колокольчиком на гибкой вершинке. Это все ностальгия по волжской рыбалке на «кольцовку». Давно на ней не был.

Эта шестиметровая удочка давно уже и успешно ловит всякую рыбу. А фидер здесь, кажется, не пригодится. Под тот берег кидать не будешь — сплошные коряги. А на бровку с косы на русло как раз хватит моей донки. Зато она более проста и управляема.

Друзья тоже готовятся — кто во что горазд. Рома поплавочную удочку снарядил и уже уклеек пугает поверху. «Хлесь» да «хлесь» по воде толстой леской с поплавком-грушей из советского набора «Юный рыболов».

— Ты, Рома, глушишь, что ли, рыбу? — интересуется Леня Маленький
— Рыбачу я…
— Ну-ну, — кивает Леня и отодвигается от него. Он во всей красе: с новым фидером. Точный прицельный заброс, и… кормушка за пятьдесят «р» висит на кусте ивняка, который торчит одиноко из противоположного берега.

Пока Леня пытался отцепить кормушку, Рома тащил через голову серебристого подлещика. На толстой снасти у него это получалось запросто. Потом еще одного и еще…

Читайте материал «Лещ в глухозимье»

А мы стояли и смотрели на эту необычную рыбалку. Подлещики хватали в этот раз поверху, на обычного червя. Когда мы спохватились, странный утренний клев закончился. И только Рома сиял…

Фото: Александр Токарев.

С озера на Волгу

Выпадает у нас с Геннадием день рождения примерно в одно время… Подумаешь, несколько дней разницы. Вот и решили вместе отметить, в моей землянке у лесного озера. Ну, понятно, вначале и церемонии были соблюдены в семьях: тортик, чмоки, пожелания… А потом — в лес…

Поскольку Геннадий — крепкий российский поэт, то устроили заодно и презентацию его новой книжки. После дня озерной рыбалки булькала на печке окуневая уха, потрескивали сосновые поленца, давая смолистый дух, и на фоне тихой этой идиллии звучали мягкие с хрипотцой строки стихов Гены Смирнова.

Только здесь, среди соснового бора, у белоснежья лесного озера, у печки-буржуйки, раскаленной до румянца на боках, строки эти ложились сразу на душу, без фальшивинки городской завистливой.

Утро было хмурым. Серые надутые тучи лежали на сосняках и время от времени выжимали из себя мелкий, сухой и колкий снег, шуршащий по синему насту, схватившемуся после мягкой оттепели.

Туман, пахнущий сосновой живицей, клюквой и багульниками, стелился по озеру и уползал в болотные низины, уставленные сухими сосенками. Все звуки словно вязли в тумане. Эту ватную тишину нарушало только «теньканье» какой-то настойчивой птички.

Щука не брала. Не повезло нам с Геной. Капризничало в этот раз озеро. Вроде и много здесь щуки, но капризная она здесь. Никогда нет уверенности, что будет она брать, хоть и погода вполне комфортная для рыбалки. И мы лишь дергали из лунок маленьких и средних озерных окуней.

Читать еще:  Река нея костромская область рыбалка

Некоторые из них были черны до фиолетового оттенка. Ну, ясно… Эти под низкими торфяными берегами живут, оттого и почернели от жизни такой. Но были и более светлые, песчаные.

К вечеру решили: все, надоело! Красоты и воздух сосновый — это все хорошо, но для охотника одно лишь любование пейзажами бесцельно и наводит в итоге скуку. Я предложил утром выйти на шоссе, лыжи спрятать в лесу до следующего раза, а самим махнуть на водохранилище, благо живцов наловлено с запасом. Гена был не против.

Я выдолбил во льду майну, не пробивая дно, и вывалил туда всех окунишек, предназначенных для живца. Все, спать, а утром — на Волгу!

Утром выяснилось, что окуней упер какой-то лесной вор, скорее всего, лиса или норка. И пришлось идти налегке, рассчитывая поймать живцов на Волге.

Вскоре были в Сенюшкино. Встретились со старым товарищем Леонидом и на лед… По дороге нагнали вяло идущего местного сетевика. Пошел мочковать свои снасти подо льдом.

Выяснилось, что на Рутке щука перестала брать, а вся забилась на смешную мель до метра в мелководные заливы. И нашел эту щуку один местный рыболов совсем недалеко, у первого длинного острова, рядом с которым находится деревенька Троицкие Выселки.

Этот рыбак поставил несколько жерлиц, поймал за день восемь щук, а потом, видимо, загулял. Его жерлицы вмерзли в лед. На некоторых из них и флажки поднятые торчали.

Помог нам своим советом местный рыбак. Сев у старого пенька в заливе острова, мы быстро надергали сорожек и окунишек. Выставили жерлицы метрах в ста от вмерзших в лед снастей «загульного» местного рыболова, и обратно шли уже не пустые.

У каждого по две щучки ворочались в рюкзаках.

Шутки матушки Природы.

Я сел на велосипед и укатил на Апраксин Двор к китайцам. У них я за умеренные цены
купил парочку воблеров подобных аквовскому. Дома я на тройники этих воблеров подвязал
пучки красных шерстяных нитей — так я делаю на все воблеры. Это нравится окуням.
Утром, когда мы с Олегом выехали, погода была вполне приличная: светило солнце и на
него лишь изредка набегали облачка.

В Лемболово мы с удовольствием увидели, что главные Лемболовские озёра полностью
очистились ото льда. На рыбные трофеи мы в общем то не надеялись (вода ещё холодная)
и ехали больше в разведку и опробовать новые снасти.
Я обещал Олегу рассказать и показать Лемболовские озёра. В эту водную систему
Лемболовских озёр входит их 5 штук и больше десятка ручьёв и речек. Самое северное озеро это
озеро Лембовёнок и ручей Лембовёнок. Про это озерко вообще мало кто знает, так-как находится
оно в чаше из холмов и окружено зыбучей трясиной. В этом озерце диаметром 100 метров самая
чистая вода — его питает 6 штук очень крупных родников. Глубина у него не более метра.
Из озерца Лембовёнок вытекает одноимённый ручей Лембовёнок длиной 100 метров и
впадает на пляже в северной части Лемболовского озера.
Озеро Лемболовское состоит из двух больших частей (северное и южное) и разделено
небольшой протокой, через которую перекинут мост. По мосту проходит шоссе, соединяющее
станцию Васкелово и Приозерское шоссе. У этой протоки находится деревенька с самым
старинным названием Лемболово. Название это русское и упрощено из карельского Лемпааламяки.
Позже это название (Лемболово) дали многим садоводствам, посёлкам и станции.
В южную часть Лемболовского озера впадают протокой Силанде воды озера Силанде. Эти
названия сохранились от шведов с времён их власти на Карельском перешейке. В советские
времена озеро Силанде считалось заказником по белой кувшинке. В этом озере жили огромные
перловицы размером с мужскую ладонь.
На самом юге в Лемболовское озеро впадает река Ройка. Она несёт воды озера Ройка. Это
маленькое озерко постепенно зарастает. Да и вся система Лемболовских озёр постепенно
мелеет и зарастает. Полста лет назад в северной части Лемболовского озера была максимальная
глубина 6 метров 15 сантиметров. Теперь такого не найти: только-только пяток.
На вершинах холмов всей водной системы стоят шикарные сосновые боры (нещадно вырубаемые),
а по берегам и отмелям землю захватывают ивы.

Из северной части Лемболовского озера вытекает река Вьюн. Через 35 километров она
впадает в реку Бурная и в ней в Ладожское озеро
Мы с Олегом начали прогулку с самого северного озера этой водной системы — с Лембовёнка.
В тенистой северной части болота ещё лежит стометровая полоса льда, покрытая снегом.

Само болото от снега почти очистилось. Открылись мхи с нитями клюквы. Ягод почти не
осталось — тетерева бооольшие любители клюквы.

Трясина оказалась вполне проходима — бесснежная зима не дала половодья.
Озерцо в центре болота тоже очистилось ото льда и только маленький угол ещё покрыт
тоненьким ледком.

Погода тем временем становилась всё грустнее. Северный ветер гнал облака. Руки
слегка подмерзали -2С.
Мы выбрались из болота к пляжу Лемболовского озера. Ручеёк Лембовёнок гнал мизерное
количество воды: в трубах под дорогой не более 20 сантиметров. Так бывает только летом
в самую жару.
От Лемболовского озера мы доехали к реке Вьюн у железнодорожного моста. Деревянный
мост стоит в воде всего наполовину. Обычно весной воды во Вьюне вровень с настилом
моста.

Это значит, что глубина в реке примерно пол метра — не будет рыбалок в это лето на
Вьюне. Я собрал удилище и закинул донкой в сторону Ж/д моста.

Мы покидали спиннинги. Поклёвок не было. Были зацепы. Новый китайский воблерок
мне понравился. Его заявленная глубина 0,8 метра. Манипулируя наклоном удилища его
можно вести выше или ниже — слушается и активно играет. Потренировался я и с джиговой
снастью — тут же оборвал.
А погода тем временем совсем расхулиганилась. Сиверко пригнал сначала лёгкий крупчатый
снежок.

Крупа снежная покрыла всё вокруг.
Потом на пяток минут выглянуло солнце и завертелся настоящий буран. Вот такой
видок был из окна машины, куда мы быстренько забрались.

Железнодорожники с моста дразнили нас:»Ну нам то по работе надо, а вы какого чёрта
сюда припёрлись. Здесь сейчас рыбы нет — мы с верху видим.»
Мы им поверили. Попили чаю с сыром и кексом. Погода не унималась и мы смотались,
не выполнив всей программы по тестированию новых снастей.
Я по телефону пошутил над Валерой Волковым — главным судьёй «Лемболовского Лыжного
Марафона» (отменен из-за бесснежья). Говорю: «Валера накатывай срочно дистанцию, а я
сейчас по интернету быстренько сообщу что в эту субботу, как всегда, марафон состоится!»
Валера смеётся:»Завтра снег растает и все приехавшие будут тебя лупить лыжами и тыкать
лыжными палками как распятого Христа пикой. Хочешь? Сообщай!». Я не захотел. Уж очень
непредсказуема наша погода в последние два года.
Вот так завершилась наша прогулка —
постыдным бегством от непогоды
.

Если весной и летом не будет ливней то
в Лемболовских озёрах произойдёт страшный замор!
Погибнет огромное количество из и без того скудных запасов рыбы.

**************************************** **************************************** **************************************** ************
Я ответил: Лемболовское озеро питается ручьями текущими из котловин между холмами (Лемболовские высоты). Эти ранее
полноводные ручьи и несли кислород. Сейчас они уже все почти сухие. Те же ручьи приносят в Лемболовское озеро огромное
количество торфяной крошки — полуразложившейся органики. От этого в водах озера образуется бурая взвесь. В Лемболовском
озере дайвер не видит кончиков своих пальцев на руке. Эта органика в водах озера доокисляется съедая кислород. Тёмный цвет
воды вредит ещё и тем, что тёмная вода от солнечных лучей сильно прогревается чем подхлёстываются все биохимические
процессы. В воде начинают резко расти водоросли в свою очередь тоже поглощающие кислород
В связи с тем, что Лемболовское озеро находится в сосновой тайге, вода в нём повышенной кислотности. Это накладывает свой
отрицательный отпечаток на жизнь микроорганизмов, которыми питаются мальки. Недополучая пищи в раннем детстве, рыбы не
дорастают до размеров рыб, живущих в других водоёмах. Например лещи в Лемболовском озере к своей половозрелости достигают
веса лишь 500-600 грамм. Максимального веса лещи там бывают всего лишь 1300-1400 грамм.
Неплохо напитывают воду кислородом ветра. В прошлом году уровень воды в Лемболовском озере упал, уменьшилась площадь
озера. Оставшаяся глубокая часть озера не столь сильно насыщается ветрами и значит озеро сильно недополучает кислорода.
В этом году вообще нет весеннего паводка и нет затопленных отмелей богатых кислородом, на которых рыбы метали икру. Значит
рыбы вымечут икру в более глубоких местах и большая часть икры задохнётся. Выжившие мальки будут выходить к берегу питаться
насекомыми с подводной растительности. У берега вода будет сильно прогрета и там они будут задыхаться. Я уже видывал картину
когда на каждом погонном метре береговой линии по утрам болтается десяток трупиков двухсантиметровых рыб.
К берегам на охоту за мальком выходят хищники. Я, при заморах, находил в траве Лемболовского озера двухсотграммовых окушков:
во рту, схваченный малёк, а уйти на глубину сил не хватило — задохся. Налимы от полкило до кило тоже часто попадаются. Однажды
рано утром на мелководье оказались два свежеумерших сома: один на три кило, другой на пять кило. У большого на губе висела
блесна-колебалка с полуперержавевшим крючком.
Люди тоже немало вредят. В озере в советские времена было запрещено применение моторных судов. Все (кроме одной) фирмы,
выпускающие моторы, делают их с выхлопом сквозь воду — так тише. Так вот выхлоп «обогащает» воду углекислым газом, несгоревшим
машинным маслом и продуктами горения бензина. Не знаю была ли отмена на запрет моторов но. по озеру нахально носятся на
водных мотоциклах. Приезжает на пляж один из «Городка» (у него дача рядом) выгружает своего «красавца» и уносится по воде
отравляя воду.
Ещё больше вредят жизни озёр жители берегов! В зону самого чистого притока — ручейка Лембовёнок база отдыха Корниловского
Фарфорового Завода бессовестно сбрасывает канализацию: на 50 метров не подойти — вырвет от вони. Это варварство тоже уничтожает
воздух в воде. И они не одни такие.

Источники:

http://www.fishtour.by/articles.php?id=600
http://www.wise-travel.ru/europe/belarus/otzyv-121.html
http://www.ohotniki.ru/fishing/places/article/2020/02/09/655899-takaya-raznaya-ryibalka.html
http://lempaa.livejournal.com/87089.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector