0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Сестра щуки

Щука. Рассказ

ВанЯ Сестрищев мне ровесник, годок. Но, неожиданно, когда нам было по пятнадцать лет, он стал старше на три года. А дело в том, что в четырнадцать, когда я окончил семь классов местной, сельской школы, ВанЯ дошел только до шестого. И ходить в шестой класс, когда его ровесники работают в колхозе, было стыдновато. И ВанЯ выход нашел. Весной завербовался на торфоразработки. Доводили такие задания до территорий, добровольно-обязательные. Каждый летний сезон сельсовет должен направить определенное количество человек на заготовку торфа. Ваньке быстренько в сельсовете прибавили три года, чтобы было полных восемнадцать. И тут же вперед, в Шатуру с группой девчат и мальчишек. Работа была не из лёгких. Недаром по приезду пели частушки:

У Шатуре я была,
Заработала там честь.
На спине четыре шишки
И на попу нельзя сесть.

Поработав лето, осенью ВанЯ вернулся домой приодетым несравненно лучше нас, молодых колхозников. В клуб заявился в новой фуфайке, подпоясанной широким солдатским ремнем. В суконных, черных штанах, хромовых сапогах, фуражке с лакированным козырьком набекрень. Но главное – с гармошкой. И пусть игра была довольно жиденькой, но гармонист на деревне – это уже много значит. Под «барыню» лихо отплясывали деревенские ребята. А под «страдание» весело звенели частушки.

Припою, на чем стою,
На сырой земелюшке.
Не скажу, кого люблю,
Из какой семеюшки.

Ты, милёнок Ванька,
На меня глянь ка.
Я у красной кофте,
Рукова по локти.

Ну и, конечно, приглашения на свадьбы. И ВанЯ представил, что он действительно взрослый парень и знаться с нами, годками перестал. А когда на призывной комиссии признали негодным к службе в армии, что-то там с глазами непорядок, ВанЯ не нашел ничего другого, как жениться. Красотой не отлличался. Это так мягко сказать. В армию то не взяли, что само по себе считалось, что парень ущербный. Но замуж взял деревенскую красавицу Маню. Коса руса, ниже пояса висит. А если распустит волосы, спины не видно. А голос – из села. Частушки как из корзиночки сыплются. И первый год после свадьбы, когда дети за юбку не держали, вместе с Ванькой по свадьбам ходила. Ванька на гармошке, Манька песни, да частушки. Лепота-а-а-а.
Теперь он мужик. Но работать в колхозе наравне с настоящими мужиками, пахать, косить, оказалось не под силу. И ВанЯ вместе с красавицей женой Маней стали каждое лето, по договору, пасти овец. Весной на собрании заключали договор с селянами и до осени, по балкам, буграм ходили с отарой. Встречаясь с ребятами, говаривал:
-О, робята. Да по полям нет ни одного косогора, ни одной балочки, чтобы мы с Маькой моей весной не обновили. Приобрел ружьишко, волки частенько пугали. Зимой ходил на охоту, ловил по протокам рыбу вершами. Ну, и как любой охотник и рыболов, при встречах потчевал слушателей рассказами об успехах на охоте и рыбалке. Зайцы у него были с хорошего ягненка, волки – с телёнка. Щуки в мешок не помещались, а вьюнов попадало в верши столько, что часть приходилось снова в прорубь отпускать. Донести домой всё не было возможности. А звал ВанЯ всех ребят, мужиков в деревне не иначе, как по отчеству. Притом своеобразно.
-Ну как ты, Данильев, всё ещё на волах хвосты крутишь? Лошадку, вишь, не доверяют? Ну, понятно, молодой щё. Вот годков восемнадцать будет, тогда другое дело. Закрепять какую-нибудь Ведьму. (В колхозе было несколько лошадок с такой кличкой. Довольно строптивых и ленивых.)
-А ты Никитьев, не пойдёшь ли ко мне в подпаски летом? Не трудодни будешь получать, на которые потом шиш с маслом дадут. А у меня твёрдо. С овцы полпуда зерна и пятёрку. Вот это заработок. Да ещё где зайчишку пристрелю. Вишь, да ещё и рыбки поймаю.
А тебя, Андреев, я и в подпаски не возьму. Мало что молодой, да ещё и тшедушный какой-то. (А Колька был ему ровестник и нормальный парень).
Так он общался со своими одногодками, с высоты более старшего мужика.
Зима. Васька Рыжков (Никитьев) идёт с работы. Весь день возил на волах сено с луга на ферму. И встречается с Ванькой, на плече ружьишко, в руке пешня. Через плечо холщовая сумка.
-Привет, ВанЯ. Ну как охота, рыбалка? Что-то сумка пустая твоя?
-Привет, Никитьев. Да вот иду, проверял верши. По следам заячьим прошел, но вдарил, гад, на лес Казенный. Не пошел следом, далеко, к вечеру не успею.
-Ну а с рыбой как дело?
-Знашь, Никитьев, я ем царскую рыбку. Всё больше лини. Часто по кило весом бывают. Ну, миньки, само собой, это постоянно.
-Ну, ты хоть покажь енту царскую рыбу.
-Да, понимашь, Никитьев. Прорубил я пешней прорубку, где верша стояла. А их там, наверно, полная верша. Я потащил за притыку из прорубы, а затычка в заде верши возьми и выскочи. Не выдержала, зараза. Никитьев, посыпалась моя рыба снова в прорубь, аж вода закипела. Жалко, конечно. Но ничего, я затычку лучше приспособил. Завтра возьму больше. Дети принесут тебе миску миньков, холодцу наварите. ( Ванька всем обещал что-то, но никогда обещания не выполнял) А в другой, вот, один щуренок попался.
Ванька вытащил из сумки щученка, уже замерзшего на морозе.
Встретившись с Ванькой однажды, я спросил:
-Годок, говорят ты пискунов ловишь ведрами. Может на яички поменяем, мамка холодец сварганит.
-Ну, во-первых, я тебе не годок. Ты же знашь. А пискунов, Данильев, я действительно ведрами ношу домой. Иногда уже и нести не хочется, надоела такая еда. Хотя и вкуснятина. Пока несу домой, они замерзают. Дома баба головы отрезает, они у них не съедобные, и на сковородку. Пищат, но жарются. Ну и, понятно, холодец кажый день. Ладно, Данильев, принесе баба, как-нибудь.
Рыбы я так и не дождался. А когда при очередной встрече спросил обещанного, Ванька рассказал:
-Понимашь, Данильев. Верши старые, пискуны уходють. Я решил новую сплести. Да такую, щёб протоку перекрыть всю. Целую неделю плёл, большаааая получилась, по хате не пройти. Вот только когда хотел вынести, а она у двери и не проходить. Я и так, я и сяк. Не получается. Не рассчитал, малость. И труд мой пропал. Баба расплела и лозу у грубе пожгла. Жди, вот новую сплету, поймаю, сам принесу.
Рыбы царской я не дождался.
Весна в тот год, в который произошла история, о которой я хотел рассказать, оказалась поздней. Только в начале апреля заявило о себе, по-настоящему весеннее, солнышко. Но потОм пошло всё ладом. Бурно пронеслись весенние потоки с гор. Следом выбросили свою долю воды мелколесья. А уж когда пошла боровая вода (из бора, из большого леса), то тут и рыба пошла с низовьев на тёрку. Из Дона в Тихую Сосну. А потом и в нашу речушку Усердец, по протокам, ерикам, плёсам. Да по разливам в луговые озёра. А здесь любители, у кого были снасти и сапоги высокие, выходили на рыбалку. Кто с сачком, кто с острогой. Но рыбы было много и удача улыбалась тоже многим.
Как только вода позволила подходить близко к протокам, ВанЯ взял острогу, перекинул через плечо большую холщовую сумку и пошел бережком. Несколько попыток подцепить на острогу щучку – оказались неудачными. Вот если бы перейти протоку, да ближе к плёсам, там точно был бы хороший улов. Но сапоги не высокие и перейти возможности нет. Наконец, удача. Точным ударом Ванька поразил щуку, да ещё какую. Длиной более метра. Быстренько перебил хребет, чтобы не сопротивлялась, поспешил положить в сумку. Но вот неудача. Щука в сумку не влезала. Вот тут-то и осенила умную Ванькину голову мысль. Вырезал из лозы кукан, пропустил через жабры, перебросил через плечо. Хотелось увидеть, а как же это будет выглядеть со стороны, но за спиной ничего не видно. Ну да ладно, красота наверняка, селяне завидовать будут. И Ванька направился домой. Вот только возвращаться решил не той дорогой, какой шел к протоке, от своего дома на окраине села. А пройти по бережку, чтобы пройти через всё село. Всё-таки не все же такую рыбину острогой колят.
Вышел на улицу Сапатовку на противоположной, от его дома, стороне села. По пути жила его сестра замужем. Зайти нужно, что-то давно не был. Всё некогда. Открыл плетеную из лозы калитку. Зять убирал во дворе мусор, который обнажил растаявший снег.
-Здорово, зять. Чем это ты тут занимашься?
-О, шурин. Какими судьбами? Давненько не был.
-Да вот, шел протокой, порыбачить решил. Щуренка небольшого подколол острожкой. И вышел к Сапатовке. Домой решил через село идти. Напрыгался по лужинам.
А сам в это время тряхнул, как бы ненароком, куканом с щукой.
-Ничего себе небольшой. Да тута на полных двадцать фунтов потянет. Наверное, больше аршина длиной.
-Кидай боле, зять. Думаю, не меньше метра будя. Да вот приду домой прикину на безмене и метром смеряю. Интересно всё-таки.
— И часто тебе так везёт?
-О, зять, мне всегда везёт. Уметь надо. И не такое бывало. Ну да, бывай, зять. Идти надо.
И Ванька, перекинув через плечо кукан, медленно последовал через село в сторону своей улицы. По дороге несколько раз останавливался, показывал любопытным свой трофей, шел дальше. Но по пути жил и бывший «годок», которого Ванька «перерос» в одночасье, Васька Рыжков. Нельзя не зайти.
-Здорово, Никитьев. Чем это ты занимашься?
-Да, вот, навоз чищу у коровы. А ты ко мне, или как?
-Да, вот, прошвырнулся по протоке, Никитьев. Щуренка прихватил на острожку. Несу, баба к завтраму холодца заделае. Будешь с работы идти, заскочи. Самогону нету, а холодца рыбьего похлебаем.
И Ванька потряс перед лицом товарища куканом с щукой.
-О, Васильев, вот это щуренок…. И часто ты таких колешь?
-Быват, быват, Никитьев. Щё я, чи не рыбак, не охотник. Я же не бабка Култышка, которая только чучел из ворон наделала.
Ванька намекал на единственную в округе женщину – охотника, которая весь дом установила чучелами птиц и мелких зверюшек нашей округи.
-Ну, давай, давай Васильев. Можа и заскочу на холодец, если время позволя.
А ВанЯ с довольным видом пошел дальше. Да, вот, незадача. По дороге встретился, «случайно», ещё один товарищ детства.
-Данильев, здорово. Ты щё-то задержалси ныне на работе?
-Да пока на волах сено привёз по такой грязи на овчарух, да разгрузил. Вот и задержалси.
-Усё трудодни захватывашь. Лучше прошелся бы по протокам, да рыбки где заколол.
-Да на ето и сапоги нужны длинны, и ости. А ни того, ни другога у меня нету.
-А я вот тута щуренка кольнул. Мелочь, а приятна.
-Ничего себе мелочь. И часто так?
-Быват, быват, Данильев. Тёрка идёт, знать пользоваться нада этим. Ну да бывай. Идти мне нада. А то покуля баба почистя рыбенку и темно стане.
И так ВанЯ шел через всё село, показывая пойманную щуку.
Придя домой, положил рыбу на стол. Вокруг собрались мать, жена Маня, двое маленьких детишек. Гладили рыбу, пытались смерить её длину то локтем, то ладонью.
-Метру, метру нада. И безмен. Вес надо узнать.
-А щё там метру и безмен. Ножик сычас возьму и буду чистить, -проговорила Манька. Сычас нажарим, к завтраму холодец получится. Да и посолить есть щё. Ну ка, маттышка, неси касёнку.
-Погодь, Манька, погодь. Я потом скажу, как поступить с рыбиной.
ВанЯ взял щуку и ушел во двор. Нашел старое ведро, согнул аккуратно рыбу, поместил в ведро. Потом нашел жестянку, закрыл и завязал куском проволоки. Всё это поместил в снег, что остался ещё не растаявшим за сараем. Зайдя в избу, Ваня сказал:
-Рыбина ищо дозреть должна в холодном, тады и разделаем.
На второй день Ванька незаметно от жены, матери, извлек рыбу из снега, поместил в мешок. Перекинул через плечо, взял острогу и пошел к протоке. Такой рыбины уже не попалось. Пару мелких щучат всё-таки заколол. Но изготовив кукан из лозины, ВанЯ нанизал вчерашнюю щуку, сверху поместил свежих щучат и пошел вчерашней дорогой, через всё село домой. И вновь удивление односельчан, похвала мужиков.
-О, Васильев, удачливый ты мужик. Таких рыбин кажный день таскать домой, любой бабе понравится. Даже дед Логвинов (старый рыбак на селе), вряд ли таких ловит.
-А щё мне дед Логвиньев. Стар он, куды ему со мною тягаться. Я вот завтра пройду через протоку, да на Быстрый ерик. Там не таких набью остями.
Когда на третий день Ванька с этой рыбой шел по селу домой, Васька Рыжков заметил:
-Слухай, Васильев. Я гляжу, а ето никак опять та рыбина, щё учера была?
-Ды ты щё, Никитьев?. Рази я могу ето позволить?
-Да гляди, Ваня. Я учера щепкой кольнул у глаз. Так и метка ета осталась, да и щепки кусочек.
-Слухай, Никитьев, да ты щё? И правда? Ты Никитьев, никому не кажи. А то смеяться будут. Я больше не буду. Ты лучше завтра заходи на рыбий холодец. Глядишь, Манька и самогонки по чарке найде.
На этом и разошлись. Никитьев никому не сказал об этом казусе. ВанЯ с щукой по селу больше не ходил. Но историю узнало всё село. И частенько при встречах мужики спрашивали:
-Васильев, ну как там, щука на терку еще не пошла?

Читать еще:  Пруд пады панинский район

Октябрь 2011 года
Село Казацкое

Словарь местных диалектных слов

-Пешня – приспособление для рубки льда.
-Притыка – колышек.
-Верша – снасть для ловли рыбы.
-Щурёнок – щучонок.
-Пискуны – рыба вьюны.
-Терка рыбы – нерест.
-Груба – печка в крестьянской избе.
-Касёнка – нож из косы.

Отчет о рыбалке: 12 октября 2013, Сестра, река

Доброго Всем здравия, Коллеги! Посетил накануне эту небезызвестную подмосковную речку в надежде достать зубастую и проверить подаренный клиентами на работе спин с катушкой и лишний раз убедиться, что китай –это … ну в общем оно самое. Палочка оказалась вполне вменяемая, меня даже порадовала, легкая, довольно аккуратная, гнется в кольцо и бревнышки достает, катушка-же отстойная, хоть и 10 шаров, предвкушая это взял с собой вторую ультегру и переставил. О нюансах не буду говорить, их много. Ну это я отвлекся.

Прибыл к 8 часам на станцию Стреглово, что перед Клином, и вдоль ручья, чертыхаясь, пробрался по буеракам полураком) и завалам, среди борщевиков засохших выше человеческого роста, до реки. Спустился с крутого берега в поисках первых для заброса мест. Прилично заболочено, в сапогах почти по колено. Первые забросы двумя спинами(на одном вертушка, на втором колебалка), стало понятно, что попал в коряжник. Ну это хорошо, с точки зрения перспективы, некоторые коряги торчат, некоторых невидно, в общем с парой вертушек расстался быстро, а поклевок не увидел.

Двинулся вниз по течению к плотине , там берег легкопроходимый и стали встречаться первые рыбаки, как оказалось их довольно много, но в основном с поплавочками, всего пара спиннингистов -пустые. Много кругов на воде, а щучьих всплесков нет. Много травы полу отмершей , ее на поверхности не видно, но даже легкие вертушки плохо проходили в верхней части водохранилища. Двигался по левому берегу, ближе к гидроузлу постоянные зацепы прекратились, там не глубоко особо, но травы нет, как и поклевок. Их нигде нет!

Дальше пошел через парк до моста Спортивной улицы мимо лодочной станции, за ним речка несколько интереснее как оказалось. Достаточно много рыбаков с живцовыми удочками и ловят не без успехов, у одного щука под двушку, вдохновило и энтузиазму прибавило, тем более поклевки были у рыболова еще. Поверхность усеянна листвой , течение слабое, с этим проблема.
Ну наконец- то и мне фортуна улыбнулась, правда скорее «фортунка», речку эту перебросить не составляет труда, маханул вертушку под самый противоположный берег и со всплеска увидел сразу бурун….хапнула. С трудом протащил ее через какие -то подводные невидимые заросли ультралайтом, под полкилишко, самый буйный тип щуки, не сколько было важно вытащить ее, а сколько пободаться, кайфу море! Вытащил!, погладил и выпустил.
Тумблер в голове переключился на позитивный настрой, стал кидать везде, даже где неудобно, и пройдя несколько десятков метров зацепил вторую. Такая — же! Только метрах в трех от берега, с ней возиться не пришлось, зато саму поклевку видел с учетом абсолютно прозрачной воды. Вижу ,как блесна подходит уже к берегу, резко появляется муть, и в руку удар. Поблагодарил рыпп за поклевку и тоже выпустил. Двинул дальше, искать третью, но участок там короткий. Дошел до еще одного моста, там мини-водопадик и после него речка совершенно меняет тип на быструю и порожистую. Вообще в этих местах Сестра на любой вкус, и коряжник, и водохранилище, и тихая спокойная и быстрая голавлевая.

Читать еще:  Прудня рыбалка

Посмотрел на часы, а время подходило уже к 3-м часам, намерял я приличное расстояние , и время прошло не заметно, да с такой погодой еще, «Последние деньки октябрьского бабьего лета», только ноги от сапог гудели. Пройдя еще небольшой кусок вниз , все же решил остановиться и двинуть на станцию Клин, глядя на расписание, идти там около 20-25 минут не спеша. И вот уже с кучей положительных эмоций еле волоча ноги подхожу к дому!

Всем НХНЧ! Не упустите последние деньки с хорошей погодой, правда когда похолодает –щучка будет поактивней и на спин!

Щука. Рассказ

ВанЯ Сестрищев мне ровесник, годок. Но, неожиданно, когда нам было по пятнадцать лет, он стал старше на три года. А дело в том, что в четырнадцать, когда я окончил семь классов местной, сельской школы, ВанЯ дошел только до шестого. И ходить в шестой класс, когда его ровесники работают в колхозе, было стыдновато. И ВанЯ выход нашел. Весной завербовался на торфоразработки. Доводили такие задания до территорий, добровольно-обязательные. Каждый летний сезон сельсовет должен направить определенное количество человек на заготовку торфа. Ваньке быстренько в сельсовете прибавили три года, чтобы было полных восемнадцать. И тут же вперед, в Шатуру с группой девчат и мальчишек. Работа была не из лёгких. Недаром по приезду пели частушки:

У Шатуре я была,
Заработала там честь.
На спине четыре шишки
И на попу нельзя сесть.

Поработав лето, осенью ВанЯ вернулся домой приодетым несравненно лучше нас, молодых колхозников. В клуб заявился в новой фуфайке, подпоясанной широким солдатским ремнем. В суконных, черных штанах, хромовых сапогах, фуражке с лакированным козырьком набекрень. Но главное – с гармошкой. И пусть игра была довольно жиденькой, но гармонист на деревне – это уже много значит. Под «барыню» лихо отплясывали деревенские ребята. А под «страдание» весело звенели частушки.

Припою, на чем стою,
На сырой земелюшке.
Не скажу, кого люблю,
Из какой семеюшки.

Ты, милёнок Ванька,
На меня глянь ка.
Я у красной кофте,
Рукова по локти.

Ну и, конечно, приглашения на свадьбы. И ВанЯ представил, что он действительно взрослый парень и знаться с нами, годками перестал. А когда на призывной комиссии признали негодным к службе в армии, что-то там с глазами непорядок, ВанЯ не нашел ничего другого, как жениться. Красотой не отлличался. Это так мягко сказать. В армию то не взяли, что само по себе считалось, что парень ущербный. Но замуж взял деревенскую красавицу Маню. Коса руса, ниже пояса висит. А если распустит волосы, спины не видно. А голос – из села. Частушки как из корзиночки сыплются. И первый год после свадьбы, когда дети за юбку не держали, вместе с Ванькой по свадьбам ходила. Ванька на гармошке, Манька песни, да частушки. Лепота-а-а-а.
Теперь он мужик. Но работать в колхозе наравне с настоящими мужиками, пахать, косить, оказалось не под силу. И ВанЯ вместе с красавицей женой Маней стали каждое лето, по договору, пасти овец. Весной на собрании заключали договор с селянами и до осени, по балкам, буграм ходили с отарой. Встречаясь с ребятами, говаривал:
-О, робята. Да по полям нет ни одного косогора, ни одной балочки, чтобы мы с Маькой моей весной не обновили. Приобрел ружьишко, волки частенько пугали. Зимой ходил на охоту, ловил по протокам рыбу вершами. Ну, и как любой охотник и рыболов, при встречах потчевал слушателей рассказами об успехах на охоте и рыбалке. Зайцы у него были с хорошего ягненка, волки – с телёнка. Щуки в мешок не помещались, а вьюнов попадало в верши столько, что часть приходилось снова в прорубь отпускать. Донести домой всё не было возможности. А звал ВанЯ всех ребят, мужиков в деревне не иначе, как по отчеству. Притом своеобразно.
-Ну как ты, Данильев, всё ещё на волах хвосты крутишь? Лошадку, вишь, не доверяют? Ну, понятно, молодой щё. Вот годков восемнадцать будет, тогда другое дело. Закрепять какую-нибудь Ведьму. (В колхозе было несколько лошадок с такой кличкой. Довольно строптивых и ленивых.)
-А ты Никитьев, не пойдёшь ли ко мне в подпаски летом? Не трудодни будешь получать, на которые потом шиш с маслом дадут. А у меня твёрдо. С овцы полпуда зерна и пятёрку. Вот это заработок. Да ещё где зайчишку пристрелю. Вишь, да ещё и рыбки поймаю.
А тебя, Андреев, я и в подпаски не возьму. Мало что молодой, да ещё и тшедушный какой-то. (А Колька был ему ровестник и нормальный парень).
Так он общался со своими одногодками, с высоты более старшего мужика.
Зима. Васька Рыжков (Никитьев) идёт с работы. Весь день возил на волах сено с луга на ферму. И встречается с Ванькой, на плече ружьишко, в руке пешня. Через плечо холщовая сумка.
-Привет, ВанЯ. Ну как охота, рыбалка? Что-то сумка пустая твоя?
-Привет, Никитьев. Да вот иду, проверял верши. По следам заячьим прошел, но вдарил, гад, на лес Казенный. Не пошел следом, далеко, к вечеру не успею.
-Ну а с рыбой как дело?
-Знашь, Никитьев, я ем царскую рыбку. Всё больше лини. Часто по кило весом бывают. Ну, миньки, само собой, это постоянно.
-Ну, ты хоть покажь енту царскую рыбу.
-Да, понимашь, Никитьев. Прорубил я пешней прорубку, где верша стояла. А их там, наверно, полная верша. Я потащил за притыку из прорубы, а затычка в заде верши возьми и выскочи. Не выдержала, зараза. Никитьев, посыпалась моя рыба снова в прорубь, аж вода закипела. Жалко, конечно. Но ничего, я затычку лучше приспособил. Завтра возьму больше. Дети принесут тебе миску миньков, холодцу наварите. ( Ванька всем обещал что-то, но никогда обещания не выполнял) А в другой, вот, один щуренок попался.
Ванька вытащил из сумки щученка, уже замерзшего на морозе.
Встретившись с Ванькой однажды, я спросил:
-Годок, говорят ты пискунов ловишь ведрами. Может на яички поменяем, мамка холодец сварганит.
-Ну, во-первых, я тебе не годок. Ты же знашь. А пискунов, Данильев, я действительно ведрами ношу домой. Иногда уже и нести не хочется, надоела такая еда. Хотя и вкуснятина. Пока несу домой, они замерзают. Дома баба головы отрезает, они у них не съедобные, и на сковородку. Пищат, но жарются. Ну и, понятно, холодец кажый день. Ладно, Данильев, принесе баба, как-нибудь.
Рыбы я так и не дождался. А когда при очередной встрече спросил обещанного, Ванька рассказал:
-Понимашь, Данильев. Верши старые, пискуны уходють. Я решил новую сплести. Да такую, щёб протоку перекрыть всю. Целую неделю плёл, большаааая получилась, по хате не пройти. Вот только когда хотел вынести, а она у двери и не проходить. Я и так, я и сяк. Не получается. Не рассчитал, малость. И труд мой пропал. Баба расплела и лозу у грубе пожгла. Жди, вот новую сплету, поймаю, сам принесу.
Рыбы царской я не дождался.
Весна в тот год, в который произошла история, о которой я хотел рассказать, оказалась поздней. Только в начале апреля заявило о себе, по-настоящему весеннее, солнышко. Но потОм пошло всё ладом. Бурно пронеслись весенние потоки с гор. Следом выбросили свою долю воды мелколесья. А уж когда пошла боровая вода (из бора, из большого леса), то тут и рыба пошла с низовьев на тёрку. Из Дона в Тихую Сосну. А потом и в нашу речушку Усердец, по протокам, ерикам, плёсам. Да по разливам в луговые озёра. А здесь любители, у кого были снасти и сапоги высокие, выходили на рыбалку. Кто с сачком, кто с острогой. Но рыбы было много и удача улыбалась тоже многим.
Как только вода позволила подходить близко к протокам, ВанЯ взял острогу, перекинул через плечо большую холщовую сумку и пошел бережком. Несколько попыток подцепить на острогу щучку – оказались неудачными. Вот если бы перейти протоку, да ближе к плёсам, там точно был бы хороший улов. Но сапоги не высокие и перейти возможности нет. Наконец, удача. Точным ударом Ванька поразил щуку, да ещё какую. Длиной более метра. Быстренько перебил хребет, чтобы не сопротивлялась, поспешил положить в сумку. Но вот неудача. Щука в сумку не влезала. Вот тут-то и осенила умную Ванькину голову мысль. Вырезал из лозы кукан, пропустил через жабры, перебросил через плечо. Хотелось увидеть, а как же это будет выглядеть со стороны, но за спиной ничего не видно. Ну да ладно, красота наверняка, селяне завидовать будут. И Ванька направился домой. Вот только возвращаться решил не той дорогой, какой шел к протоке, от своего дома на окраине села. А пройти по бережку, чтобы пройти через всё село. Всё-таки не все же такую рыбину острогой колят.
Вышел на улицу Сапатовку на противоположной, от его дома, стороне села. По пути жила его сестра замужем. Зайти нужно, что-то давно не был. Всё некогда. Открыл плетеную из лозы калитку. Зять убирал во дворе мусор, который обнажил растаявший снег.
-Здорово, зять. Чем это ты тут занимашься?
-О, шурин. Какими судьбами? Давненько не был.
-Да вот, шел протокой, порыбачить решил. Щуренка небольшого подколол острожкой. И вышел к Сапатовке. Домой решил через село идти. Напрыгался по лужинам.
А сам в это время тряхнул, как бы ненароком, куканом с щукой.
-Ничего себе небольшой. Да тута на полных двадцать фунтов потянет. Наверное, больше аршина длиной.
-Кидай боле, зять. Думаю, не меньше метра будя. Да вот приду домой прикину на безмене и метром смеряю. Интересно всё-таки.
— И часто тебе так везёт?
-О, зять, мне всегда везёт. Уметь надо. И не такое бывало. Ну да, бывай, зять. Идти надо.
И Ванька, перекинув через плечо кукан, медленно последовал через село в сторону своей улицы. По дороге несколько раз останавливался, показывал любопытным свой трофей, шел дальше. Но по пути жил и бывший «годок», которого Ванька «перерос» в одночасье, Васька Рыжков. Нельзя не зайти.
-Здорово, Никитьев. Чем это ты занимашься?
-Да, вот, навоз чищу у коровы. А ты ко мне, или как?
-Да, вот, прошвырнулся по протоке, Никитьев. Щуренка прихватил на острожку. Несу, баба к завтраму холодца заделае. Будешь с работы идти, заскочи. Самогону нету, а холодца рыбьего похлебаем.
И Ванька потряс перед лицом товарища куканом с щукой.
-О, Васильев, вот это щуренок…. И часто ты таких колешь?
-Быват, быват, Никитьев. Щё я, чи не рыбак, не охотник. Я же не бабка Култышка, которая только чучел из ворон наделала.
Ванька намекал на единственную в округе женщину – охотника, которая весь дом установила чучелами птиц и мелких зверюшек нашей округи.
-Ну, давай, давай Васильев. Можа и заскочу на холодец, если время позволя.
А ВанЯ с довольным видом пошел дальше. Да, вот, незадача. По дороге встретился, «случайно», ещё один товарищ детства.
-Данильев, здорово. Ты щё-то задержалси ныне на работе?
-Да пока на волах сено привёз по такой грязи на овчарух, да разгрузил. Вот и задержалси.
-Усё трудодни захватывашь. Лучше прошелся бы по протокам, да рыбки где заколол.
-Да на ето и сапоги нужны длинны, и ости. А ни того, ни другога у меня нету.
-А я вот тута щуренка кольнул. Мелочь, а приятна.
-Ничего себе мелочь. И часто так?
-Быват, быват, Данильев. Тёрка идёт, знать пользоваться нада этим. Ну да бывай. Идти мне нада. А то покуля баба почистя рыбенку и темно стане.
И так ВанЯ шел через всё село, показывая пойманную щуку.
Придя домой, положил рыбу на стол. Вокруг собрались мать, жена Маня, двое маленьких детишек. Гладили рыбу, пытались смерить её длину то локтем, то ладонью.
-Метру, метру нада. И безмен. Вес надо узнать.
-А щё там метру и безмен. Ножик сычас возьму и буду чистить, -проговорила Манька. Сычас нажарим, к завтраму холодец получится. Да и посолить есть щё. Ну ка, маттышка, неси касёнку.
-Погодь, Манька, погодь. Я потом скажу, как поступить с рыбиной.
ВанЯ взял щуку и ушел во двор. Нашел старое ведро, согнул аккуратно рыбу, поместил в ведро. Потом нашел жестянку, закрыл и завязал куском проволоки. Всё это поместил в снег, что остался ещё не растаявшим за сараем. Зайдя в избу, Ваня сказал:
-Рыбина ищо дозреть должна в холодном, тады и разделаем.
На второй день Ванька незаметно от жены, матери, извлек рыбу из снега, поместил в мешок. Перекинул через плечо, взял острогу и пошел к протоке. Такой рыбины уже не попалось. Пару мелких щучат всё-таки заколол. Но изготовив кукан из лозины, ВанЯ нанизал вчерашнюю щуку, сверху поместил свежих щучат и пошел вчерашней дорогой, через всё село домой. И вновь удивление односельчан, похвала мужиков.
-О, Васильев, удачливый ты мужик. Таких рыбин кажный день таскать домой, любой бабе понравится. Даже дед Логвинов (старый рыбак на селе), вряд ли таких ловит.
-А щё мне дед Логвиньев. Стар он, куды ему со мною тягаться. Я вот завтра пройду через протоку, да на Быстрый ерик. Там не таких набью остями.
Когда на третий день Ванька с этой рыбой шел по селу домой, Васька Рыжков заметил:
-Слухай, Васильев. Я гляжу, а ето никак опять та рыбина, щё учера была?
-Ды ты щё, Никитьев?. Рази я могу ето позволить?
-Да гляди, Ваня. Я учера щепкой кольнул у глаз. Так и метка ета осталась, да и щепки кусочек.
-Слухай, Никитьев, да ты щё? И правда? Ты Никитьев, никому не кажи. А то смеяться будут. Я больше не буду. Ты лучше завтра заходи на рыбий холодец. Глядишь, Манька и самогонки по чарке найде.
На этом и разошлись. Никитьев никому не сказал об этом казусе. ВанЯ с щукой по селу больше не ходил. Но историю узнало всё село. И частенько при встречах мужики спрашивали:
-Васильев, ну как там, щука на терку еще не пошла?

Читать еще:  Подслушано язги юрт

Октябрь 2011 года
Село Казацкое

Словарь местных диалектных слов

-Пешня – приспособление для рубки льда.
-Притыка – колышек.
-Верша – снасть для ловли рыбы.
-Щурёнок – щучонок.
-Пискуны – рыба вьюны.
-Терка рыбы – нерест.
-Груба – печка в крестьянской избе.
-Касёнка – нож из косы.

Семейство Щуковые (Esocidae)

Жизнь животных: в 6-ти томах. — М.: Просвещение. Под редакцией профессоров Н.А.Гладкова, А.В.Михеева . 1970 .

Смотреть что такое «Семейство Щуковые (Esocidae)» в других словарях:

СЕМЕЙСТВО ЩУКОВЫЕ — (ESOCIDAE)Щуковые пресноводные рыбы, распространенные в водоемах северного полушария. Их удлиненное, прогонистое тело покрыто мелкой чешуей, короткие спинной и анальный плавники сдвинуты в заднюю часть тела, жирового плавника нет. Голова у этих… … Рыбы России. Справочник

Щуковые — ? Щуковые Научная классификация … Википедия

ЩУКОВЫЕ — (Esocidae), семейство рыб отр. лососеобразных. Дл. до 1,5 м, масса до 35 кг (обычно меньше). Рыло удлинённое, сплющено сверху вниз. Нижнечелюстные зубы кинжаловидные. 1 род щуки (Esox), 5 видов. Обыкновенная щука (Е. lucius) живёт в пресных водах … Биологический энциклопедический словарь

Щуковые — щуки (Esocidae), семейство рыб подотряда щуковидных (См. Щуковидные). Тело стреловидное, длина до 1,5 м, весят до 35 кг. Голова большая, рыло сильно вытянутое, сплющенное сверху. Зубы расположены на межчелюстных костях, на сошнике, нёбных … Большая советская энциклопедия

Список рыб пресных вод России — содержит виды рыб, которые встречаются в пресных водах России, в том числе интродуцированные. Эндемиками территории России являются 2 семейства (голомянковые и глубоководные широколобки), 15 родов и 65 видов, большая часть эндемичных видов… … Википедия

Обыкновенная щука — (Esox lucius) см. также СЕМЕЙСТВО ЩУКОВЫЕ (ESOCIDAE) Уже сама внешность щуки убедительнее любых слов говорит об ее хищничестве и необычайном проворстве. Почти цилиндрическое стреловидное тело с сильным хвостом и отнесенными назад непарными… … Рыбы России. Справочник

Щуки — Запрос «Щука» перенаправляется сюда; см. также другие значения. ? Щуки … Википедия

щуки — (щуковые), семейство рыб отряда лососеобразных. Длина до 1,5 м, масса до 35 кг. 5 видов, в пресных водах Северной Америки и Евразии; в России 2 вида: обыкновенная щука (распространена широко) и амурская щука. Объект промысла и разведения. Живут… … Энциклопедический словарь

Источники:

http://www.chitalnya.ru/work/690873/
http://fion.ru/Kerrych/41518/
http://www.chitalnya.ru/work/690873/
http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_biology/1222/%D0%A1%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D0%B9%D1%81%D1%82%D0%B2%D0%BE

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Наш сайт использует файлы cookies, чтобы улучшить работу и повысить эффективность сайта. Продолжая работу с сайтом, вы соглашаетесь с использованием нами cookies и политикой конфиденциальности.

Принять
Adblock
detector